"Сидония - Хроники потерянного Рая" (роман в стиле фентези)

Тема в разделе "Сериалы и рассказы", создана пользователем pike, 25 май 2017.

  1. pike
    2450/5,

    pike Сэнсей Активист SimsMix 2019

    Возрастные ограничения +16

    [​IMG]

    "Сидония - Хроники потерянного Рая"


    Окончательная версия
    Неизменный корректор - Бетани.



    * * * * *




    * * * * *​
     
    #1
    simulacia, Censored, VitaV и 5 другим нравится это.
  2. pike
    2450/5,

    pike Сэнсей Активист SimsMix 2019

    Я буду к ней нежен как Калигула. Эти дамочки отличаются непостоянством. И кажется уважают стиль БДСМ.

    Да и насчёт последней главы. Просто не совсем справедливо не упомянуть об авторстве того кто написал текст песенки которую поёт Эльма.
    Стихи эти принадлежат Кате,(kativip)
    И у них весьма забавная история.
    Первоначально у меня была написана баллада о битве в Визинском лесу.
    Жутко корявенькая, но до тошноты эпично-патриотичная.
    Вроде всё началось с шутки, а в финале Катя выдала смешную пародию на тему сложных взаимоотношений престарелой парочки.
    Чтобы забавный стишок стал песенкой мне оставалось только добавить это самое - Ла-ла-лей.
    Баллада конечно в роман уже не войдёт, её заменит более нормальная и доходчивая - Пляска Смерти
    Но и Катин стишок не пропал даром.
     
    Последнее редактирование: 5 июн 2017
    #61
    Otrava нравится это.
  3. Otrava
    4730/5,

    Otrava Сэнсей Активист SimsMix 2018

    БДСМ - нельзя использовать как основной фон, он может быть отдельными мазками, акцентами, иначе это будет уже не фэнтези, имхо, и тяжело для прочтения. Но у тебя получается умело чередовать многие вещи, ну и некоторые идеи вызывают восторг своей неожиданностью, как было со снокерами и Колодаи.
    Кстати, мысленно похвалила стихи, они очень вписались и были настолько сродни общей картине, всё равно как родные. Катя молодчина!
     
    #62
    pike нравится это.
  4. pike
    2450/5,

    pike Сэнсей Активист SimsMix 2019

    Скоро!



    Два фрагмента из Главы-13 "Пляска смерти"

    [​IMG]

    - Шумно, говорите? Это хорошо, - всё так же задумчиво пробормотал император.
    - Шумно - не то слово... - так и не договорив, лекарь умолк, сокрушенно покачав головой, ибо в дверь кабинета тихо, но настойчиво постучали.
    - Пусть войдёт, - едва слышно произнёс Муилькор.
    Бросив в таз бесформенный клубок бинтов, Люси пошла отворять.
    - Государь! К вам господин Итилгайл, с ним баронесса Колодаи! - звонким от волнения голосом доложил вошедший паж.
    - Пусть войдут.
    Пропустив визитёров, юноша церемонно поклонился и вышел.
    Люси поплотнее притворила за ним дверь.
    - Всё готово, мой государь! Все уже на местах, - бросив мимолётный взгляд на лекаря, доложил Итилгайл и выжидающе воззрился на тестя.
    Муилькор удовлетворённо улыбнулся.
    - Отменно, отменно! Ну что ж! Уже и стемнело изрядно. Тогда, во славу Праматери, можете уже начинать потихонечку. Только...
    Собравшийся было выйти Итилгайл остановился.
    - Слушаю, государь.
    - Наш дорогой доктор шибко пожаров опасается. Вы уж там со всей этой артиллерией поосторожнее. Не переусердствуйте.
    Итилгайл улыбнулся.
    - Всё будет как надо, государь.
    - Ну и ступай.
    Сверкнув стёклами очков, лекарь поднялся из-за стола.
    - Мазь готова, государь. Только прежде чем я вас перевяжу, выпейте вот это.
    Приняв из его рук кубок, Муилькор выпил содержимое и брезгливо сморщился.
    - Что за гадость? Кошками воняет.*
    - Увы, государь, не все снадобья блещут изысканным вкусом.
    - Надеюсь, не настой из половых тряпок на кошачей моче?
    - Можете не опасаться на этот счёт. Это травяной отвар.
    Кивнув, Муилькор перевёл взгляд на Колодаи.
    - Ну а баронесса отчего не в пиршественном зале? Императрицы давно уже с гостями, - поставив кубок на стол, поинтересовался он.
    - Разговор есть.
    - Разговор?
    - С глазу на глаз, - сухо ответила Колодаи, сев в кресло. - Я обожду...
    - Так что за разговор? - спросил Муилькор, когда перевязка была окончена, и лекарь и Люси удалились.
    - Погоди, не корячься, - Колодаи подошла к императору, чтобы помочь ему одеться. - Раньше случай поговорить так и не представился. Собственно, разговор о тех парнях, что тебя порезали.
    - Что про них говорить? Ангрим считает произошедшее какими-то внутренними разборками в Лиге. Ведь покушались и на Нарзеса. Если бы не ты...
    Застёгивая камзол на груди Муилькора, Колодаи отрицательно качнула головой.
    - Предположение разумное, но Ангрим не знает одной детали. Тут иное, и Лига к этим выпороткам не имеет никакого отношения.
    - Ну, милая моя, этак можно что угодно нафантазировать. Или ты хочешь сказать, что убийц подослал кто-то из своих? Впрочем... Нарзес в тот день завёл разговор, будто нам следует ждать неприятностей от тех, кого мы считаем союзниками...
    - Не гадай. - Колодаи сунула в руку императора белый кружевной платок.
    - Узнаёшь?

    [​IMG]

    Колодаи кивнула.
    - Прежде чем отправимся в зал, у меня к тебе ещё одно дело, - с этими словами она расстегнула поясную сумку и, достав оттуда свёрток пергамента, протянула его Муилькору.
    - Это моё прошение о создании службы имперской безопасности.
    Развернув свиток, император бегло пробежал глазами по тексту и улыбнулся.
    - Вот за что люблю тебя, так за то, что у тебя всё вроде случайно, но почему-то ко времени. Откуда будешь набирать народ?
    - Ну, это дело я уж сама как-нибудь устрою. Ангрим мне поможет. От тебя требуется только указ да всяко-разно по мелочам.
    Муилькор усмехнулся. Подойдя к секретеру, он убрал прошение Колодаи в ящик для важных документов.
    - Знаю, что означает твоё "всяко-разно по мелочам". А ну, колись!
    - Нужны учебные лагеря и штаб-квартира. Для начала тут, в Тирине. На первых порах и дом госпожи Анфрид сгодится.
    - Хорошо. Когда закончится вся эта праздничная горячка, мы вернёмся к твоему вопросу. Но уже сейчас можешь считать, что твоя Гильдия Теней существует.

    * * * * *
    Фрагмент 2

    * * * * * *​

    - Сегодня случилась ужасная вещь. Мы потеряли всех наших шпионов, всех до одного. Понимаете мама? Всех! Всех до последнего, даже самого ничтожного соглядатая! - Не открывая глаз произнёс он.
    - Я не понимаю тебя сын.
    - Да что тут понимать?! Пока мы пировали, солдаты выскочки выполняя его приказ перехватали в городе всех наших щпионов! Всех! И всё из за этого дурацкого покушения!
    Боккаж в сердцах грохнул кулаком по банкетке и вскочив на ноги заходил по гостинной.
    Уподобившись каменному сфинксу Роза Боккаж некоторое время молча наблюдала за сыном, а затем, убийственно невозмутимым тоном спросила ...
    - Только твоих шпионов?
    - Не только! Не только! Они перебили всех шпионов Лиги.
    Роза равнодушно хмыкнула словно разговор шёл о потере какой-то пустяковой и уже давно не нужной вещи.
    - Разве стоит переживать из за этого?
    Вопрос был задан настолько спокойным и холодным тоном, что от неожиданности Боккаж остановился изумлённо воззрившись на мать.
    - Мама?!
    - Милый мой мальчик. Похоже что выпитое на пиру вино лишило тебя способности здраво мыслить. Что проку от шпионов которые уже давно разоблачены твоими врагам? Император сослужил вам добрую службу истребив весь этот ненужный хлам.
    - Хлам? Да хлам! Но матушка, вы сказали император? Вы назвали его императором?
    - Ну а кто-же он ещё? Конечно он император! И заметь! Законный император! Это твои дружки называют его то выскочкой, то самозванцем, но кто они? Безродный шарлатан, пастух, шоколадник да башмачник! Оскорбляя императора эта чернь потакают своей низости и ущербности. Название-то какое для своей шайки придумали - Лига пяти королевств! А много-ли в этой Лиге истинных королей по крови? Ты, похотливый интриган Меленгорд, да король Бруни унаследовавший от своего отца не только титул но и природную робость! Это скверна человесеская, сынок! Скверна! - Срывающимся, дребезжащим голосом изрекла Роза сопровождая каждое произнесённое слово постукиванием костяшками пальцев по подлокотнику кресла.
    - Но мама!
    - Что мама?! Что мама?!
    По тому как дрожит её скрипучий голос и трясётся седая голова, Боккаж видел что мать пребывает в высшей степени волнения. Происходи этот разговор лет сорок назад, она непременно запустила бы в него своей клюкой. Но в те годы она ещё могла ходить, опираясь на эту самую клюку, сейчас-же преклонный возраст и немочь полностью овладели старой Розой лишив её возможности передвигаться самостоятельно. Уже многие годы её "ногами и руками" были - изобретённое придворным механиком кресло на колёсах, да группа из приближённых девушек заботливо ухаживавших за разбитой параличом королевой-матерью...

    * * * * *

    От себя лично. Очень извиняюсь что вдруг стал заходить на форум очень редко.
    Кажется поймал я за крылышко даму с арфой.
    Сейчас по уши ушёл в роман.
     
    #63
    VitaV, Xomxona, Otrava и ещё 1-му нравится это.
  5. Otrava
    4730/5,

    Otrava Сэнсей Активист SimsMix 2018

    Большое спасибо за анонс! С нетерпением жду продолжения.
     
    #64
    pike нравится это.
  6. pike
    2450/5,

    pike Сэнсей Активист SimsMix 2019

    На этот раз сам удивился как всё быстро получилось. Текст уже у корректора, а мне остаётся только подготовить скрины к этой главе. И конечно ... писать, писать и писать.
    Уже начал работу над следующей главой, надо хватать за хламиду даму с крылышками и арфой и работать пока пишется.
    Иначе опять всё может уткнуться в тупик на год, как это было совсем недавно.
     
    #65
    Otrava нравится это.
  7. Otrava
    4730/5,

    Otrava Сэнсей Активист SimsMix 2018

    Чудесно! Хламиду не порви. :D
    Безумно рада за тебя! Те иллюстрации, которые ты выложил в анонсе, впечатляют. Я очарована, красота необыкновенная. :kruto:
     
    #66
  8. pike
    2450/5,

    pike Сэнсей Активист SimsMix 2019



    Глава 13
    "Пляска смерти"


    [​IMG]

    - Ну вот! Повязка чистая, раны больше не кровят, это уже хорошо. Да и выглядите вы куда лучше, чем вчера. Клянусь милостью Дану, я очень переживал, что на коронации с вами приключится какая-нибудь неприятность, - удовлетворённо изрёк пожилой лекарь, когда Муилькор, не без помощи присутствовавшей при осмотре Люси, скинул рубаху.
    - Печёт, зараза, будто огнём горит!
    - Огнём горит... - в тон императору пробормотал эскулап. – Горит, значит? Так это хорошо, всё так и должно быть. Раны не опасные, но крайне неприятные. А теперь сменим повязку. Я подготовлю мазь, а девушка...
    Лекарь вручил Люси длинные ножницы, а сам, нацепив на нос круглые очки, удалился к столу, на котором базировался его сундучок.
    В комнате воцарилась тишина, нарушаемая позвякиванием докторских склянок со снадобьями да доносившимся с улицы приглушенным грохотом фейерверков.
    Пока Люси срезала с него бинты, Муилькор отрешенно смотрел в окно.
    - Красиво, - задумчиво произнёс он. – Скажите, доктор, а в Нижнем Тирине сейчас очень шумно?
    - О да! Я уж подумал, что не доберусь сюда. Народу тьма! Да ещё кабатчики удумали прямо на улицах угощать всех элем. Народ веселится. Кто пляшет, кто песни горланит. Я едва пробился через эту толпу. А фейерверки-то сколь густо да пышно пускают! Боюсь, как бы чего не запалили.
    - Шумно, говорите? Это хорошо, - всё так же задумчиво пробормотал император.
    - Шумно - не то слово... - так и не договорив, лекарь умолк, сокрушенно покачав головой, ибо в дверь кабинета тихо, но настойчиво постучали.
    - Пусть войдёт, - едва слышно произнёс Муилькор.
    Бросив в таз бесформенный клубок бинтов, Люси пошла отворять.

    [​IMG]

    - Государь! К вам господин Итилгайл, с ним баронесса Колодаи! - звонким от волнения голосом доложил вошедший паж.
    - Зови.
    Пропустив визитёров, юноша церемонно поклонился и вышел.
    Люси поплотнее притворила за ним дверь.
    - Всё готово, мой государь! Все уже на местах, - бросив мимолётный взгляд на лекаря, доложил Итилгайл и выжидающе воззрился на тестя.
    Муилькор удовлетворённо улыбнулся.
    - Отменно, отменно! Ну что ж! Уже и стемнело изрядно. Тогда, во славу Праматери, можете уже начинать потихонечку. Только...
    Собравшийся было выйти Итилгайл остановился.
    - Слушаю, государь.
    - Наш дорогой доктор шибко пожаров опасается. Вы уж там со всей этой артиллерией поосторожнее. Не переусердствуйте.
    Итилгайл улыбнулся.
    - Всё будет как надо, государь.

    [​IMG]

    - Ну и ступай.
    Сверкнув стёклами очков, лекарь поднялся из-за стола.
    - Мазь готова, государь. Только прежде чем я вас перевяжу, выпейте вот это.
    Приняв из его рук кубок, Муилькор выпил содержимое и брезгливо сморщился.
    - Что за гадость? Кошками воняет.
    - Увы, государь, не все снадобья блещут изысканным вкусом.
    - Надеюсь, не настой половых тряпок на кошачьей моче?
    - Можете не опасаться на этот счёт. Это травяной отвар.
    Кивнув, Муилькор перевёл взгляд на Колодаи.
    - Ну а баронесса отчего не в пиршественном зале? Императрицы давно уже с гостями, - поставив кубок на стол, поинтересовался он.
    - Разговор есть.
    - Разговор?
    - С глазу на глаз, - сухо ответила Колодаи, сев в кресло. - Я обожду...


    - Так что за разговор? - спросил Муилькор, когда перевязка была окончена, и они остались наедине.
    - Погоди, не корячься, - Колодаи подошла к императору, чтобы помочь ему одеться. - Раньше случай поговорить так и не представился. Собственно, разговор о тех парнях, что тебя порезали.
    - Что про них говорить? Ангрим считает произошедшее какими-то внутренними разборками в Лиге. Ведь покушались и на Нарзеса. Если бы не ты...
    Застёгивая камзол на груди Муилькора, Колодаи отрицательно качнула головой.
    - Предположение разумное, но Ангрим не знает одной детали. Тут иное, и возможно, что Лига к этим выпороткам не имеет никакого отношения.
    - Ну, милая моя, этак можно что угодно нафантазировать! Или ты хочешь сказать, что убийц подослал кто-то из своих? Впрочем... Нарзес в тот день завёл разговор, будто нам следует ждать неприятностей от тех, кого мы считаем союзниками.
    - Не гадай! - Колодаи сунула в руку императора белый кружевной платок. - Узнаёшь?
    - Погоди! Так это же... Это же платок Лилит! - изумлённо выдохнул тот. - Вот и монограмма! Но откуда?!
    - С Тиринского пирса, и мне известно, у кого он был. Тебе передавали письмо от госпожи Анфрид?
    Муилькор лукаво прищурился.
    - Признайся честно, ты его прочла?
    - Я не настолько любопытна. Ну, так о чём она пишет?
    - Да так, о разном. О том, что переживает за Лилит и опасается за сына, как там его?
    - Ойгерда, - напомнила Колодаи.
    - Да! Ойгерд! Анфрид пишет, что парень совсем от рук отбился, а теперь и вовсе пропал.
    - А теперь подумай о том, каким образом платочек Лилит вдруг оказался у меня?
    - Будь конкретнее.
    Колодаи понимающе кивнула.
    - Все считают, будто в тот день были убиты все заговорщики, но это не совсем так. Один жив, и это Ойгерд. Ты просто не узнал парня. Своими ранами ты ему обязан.
    Не отводя ошарашенного взгляда от Колодаи, Муилькор медленно опустился в кресло.
    - Представь, какой разразился бы скандал, если бы это выплыло! Родной брат всенародно любимой королевы Амелии оказывается заговорщиком, пытавшимся убить императора! Мне стоило немалых трудов умыкнуть его из-под самого носа лишних свидетелей. Парень сейчас у меня.
    - Как же так?
    - Никто ведь не знает, сколько всего было заговорщиков. Троих прибили, а Ойгерда подстрелила Сати. Сейчас нет времени, дабы во всех подробностях рассказывать о том, как мне это всё удалось. Скажу лишь, что о парне знает Дион, обе мои девчонки, рыжий фермер, твоя сестра да одна из надёжных ольге.
    - Ольге?

    [​IMG]

    - Ну не пытать же мне его, в самом деле! Пришлось обращаться за помощью к Преподобной. Парня здорово обработали. Даже ольге не смогла вытянуть из него всей правды. Он как баран твердит одно и то же - будто он и его дружки совершали благое и благородное дело, этакий подвиг во имя вселенской справедливости. Самопожертвование, дабы освободить Сидонию от чернокнижника Нарзеса. Ну и от тебя, ибо ты тиран и предатель, вступивший в сговор с Нарзесом, и поэтому обожаемая им Лилит не должна тебе достаться. И заметь, парень не врёт и ничего не утаивает. Ольге не обмануть. Воспоминания о тех, кто помог всей этой шайке оказаться среди егерей, начисто стёрты из его памяти. Вот такие дела.
    Колодаи выжидающе посмотрела на Муилькора.
    - Тебе решать. Если Анфрид пишет о том, что Ойгерд исчез, то я могу помочь ему в этом, и парень в самом деле исчезнет навсегда. Помилуешь? Так тому и быть, отправим его к мамке. Пусть сама разбирается со своим отпрыском. В любом случае твоя совесть будет чиста.
    Муилькор хмуро взглянул на собеседницу.
    - Он может нам ещё как-то понадобиться?
    Женщина отрицательно качнула головой.
    - Если уж ольге не смогла вытащить из него правды, то он абсолютно бесполезен. Разве что тряхнём стариной...
    Муилькор усмехнулся.
    - Кайся! Что значит твоё "тряхнём стариной"?
    - Сербска краина, - лукаво прищурила глаз Колодаи.
    Император понимающе кивнул.
    - Помню, помню! Славные были денёчки. Но, милая моя, тут не Югославия. Это тебе не пиндоских инструкторов валить, тут всё иначе. Сиды не люди, они мыслят по-другому. Склад ума иной, иные ценности, иная мораль, иная логика! Мы с тобой только по своей природе сиды, но тут… - Муилькор постучал пальцем по лбу. – Тут-то мы люди.
    - Но именно в этих различиях и есть наше преимущество, дорогой мой. Поговори с сестрёнкой, она у тебя тётка мудрая, вмиг всё растолкует. Ну так что, попробуем использовать парня как приманку? Уверена, что всё получится, и те, кто затеял покушение, "клюнут" на него!
    - Сомневаюсь... - в раздумье покусывая ус, проворчал Муилькор.
    - В Югославии ты не сомневался и этим спас сотни жизней!
    - Тогда не трудно было догадаться, что пиндосы готовят одну из своих провокаций.
    - Вот и сейчас не сомневайся. Даже ситуации чем-то похожи.
    - Ладно! Мне определённо нравиться твоё предложение. В любом случае мы ничего не теряем. Но как ты сможешь скрыть основную цель своей поездки в Данахт?
    - Да очень просто! Я отправлюсь с Амелией. Благо, и повод есть - я еду по твоему распоряжению, дабы сопроводить императрицу Лилит при её возвращении ко двору. Раньше, чем сойдёт лёд, та с Каринфельда не вернётся. Так что времени у меня будет достаточно.
    - Но ты же не сама будешь следить за Ойгердом?
    - Придётся обратиться к Ангриму и рассказать ему всё. Думаю, что ради такого дела у старого лиса найдётся пара-тройка смышлёных ребят. Уж коли братца самой королевы в оборот взяли, то думается мне, что под боком короля Уве зреет серьёзный заговор.
    Решительно хлопнув себя по колену, император поднялся с кресла, тут же сморщившись от боли в пояснице.
    - Отменно! Так и сделаем. Вернём оболтуса в лоно семьи, а уж коли речь о возможном заговоре пошла, то тебе и карты в руки. Действуй по своему усмотрению, но будь осторожнее. Ангрим подготовит указ и сопроводительное письмо. В случае чего, с тебя и взятки гладки, ты выполняла личное распоряжение императора.
    Колодаи кивнула.
    - Погоди. У меня к тебе ещё одно дело, - с этими словами она расстегнула поясную сумку, достала оттуда свиток пергамента и протянула его Муилькору.
    - Это моё прошение о создании службы имперской безопасности.
    - И как это можно увязать с твоим решением едва ли не сейчас отправиться в Данахт?
    - За меня в Тирине остаётся Хинкар. Он справится с этим делом.
    Услышав её ответ, Муилькор рассмеялся.
    - Вот ведь злыдня! Переманила, значит, лучшего ученика Ангрима?
    Колодаи скромно пожала плечами.
    Развернув свиток, император бегло пробежал глазами по тексту и улыбнулся.
    - Вот за что люблю тебя, так за то, что у тебя всё вроде случайно, но ко времени. Откуда будешь набирать народ?

    [​IMG]

    - Ну, это я уж сама как-нибудь устрою. От тебя требуется только указ да всяко-разно по мелочам.
    Муилькор усмехнулся. Подойдя к секретеру, он убрал прошение Колодаи в ящик для важных документов.
    - Знаю, что означает твоё "всяко-разно по мелочам". А ну, колись!
    - Нужны учебные лагеря и штаб-квартира. Для начала тут, в Тирине.
    - Хорошо. Во время твоей отлучки я возьму это дело под личный контроль. Можешь считать, что твоя Гильдия Теней уже существует.
    Положив руки на плечи императора, Колодаи привстала на цыпочки и чмокнула его в щёку.
    - Благодарю вас, ваше величество! Пойду переоденусь. Вижу, что твой сегодняшний "спектакль" уже начался, и скоро мой выход. Нужно подготовиться, - она кокетливо улыбнулась.
    - Погоди! - взяв её за руку, Муилькор с беспокойством заглянул ей в глаза. - Ты уверена, что справишься?
    - За меня не беспокойся. Сейчас важно другое – клюнул ли этот козлобородый хлыщ на мою провокацию. Если нет, то попробую его ещё раздраконить. И не забывай, эту часть плана предложила я сама. Всё, пора! Встретимся на пиру, - с этими словами она выскользнула из кабинета.
    - Мне бы твою уверенность... - тихо произнёс Муилькор.

    * * * * *​

    Уже начинало светать, когда, отпустив охрану, его величество Боккаж Андаланский усталой походкой вернулся в отведённые ему и его свите покои гостевого дома.
    Слегка пошатываясь, постоял пару минут в едва освещённой камином гостиной, тяжело вздохнул и, бормоча себе под нос что-то злое, расстегнул душный камзол.
    За спиной послышался тихий свистящий смешок.
    Боккаж резко обернулся:
    - Мама?!
    Уютно расположившись в стоявшем возле камина кресле на резных колёсах, Роза Боккаж внимательно смотрела на сына.
    - Кажется, мой мальчик выпил лишнего, - ворчливо проскрипела королева-мать. В её голосе прозвучала лёгкая издёвка.
    - Не настолько сильно, чтобы ничего не соображать, - отбросив в сторону камзол, раздражённо пробасил он. - Почему вы не спите, мама? И где ваши девушки?
    Не отводя испытующего взгляда от сына, старуха пожевала беззубым ртом.
    - Разве хорошая мать ляжет спать, когда её маленький мальчик находится среди стаи волков?
    - Я очень люблю и уважаю вас, мама, но прекратите называть меня маленьким мальчиком.
    - Ты мой сын, Айлен, для меня ты был и будешь маленьким мальчиком вплоть до дня моей смерти. Но я вижу, что ты не в духе. Разве в таком настроении возвращаются с пиров? Что случилось, сынок?
    Тряхнув головой, Боккаж тяжело вздохнул.
    - Не сейчас, мама. Я слишком устал и хочу...

    [​IMG]

    Выпростав из-под меховой накидки сухую руку, Роза властным жестом оборвала речь сына.
    - Настоящий мужчина не смеет поминать усталость в трёх случаях - перед битвой, в постели с женщиной и когда разговаривает со своей матерью!
    Пригладив бороду, Боккаж обречённо вздохнул и грузно опустился на стоявшую возле стены банкетку.
    - И не веди себя так, будто ты делаешь мне одолжение! - дребезжащим фальцетом изрекла старуха. – Ну, так что произошло?
    Устало прикрыв глаза, Айлен Боккаж прислонился спиной к стене.
    - Сегодня случилась ужасная вещь. Мы потеряли всех наших шпионов, всех до одного. Понимаете, мама? Всех! Всех до последнего, даже самого ничтожного соглядатая! - не открывая глаз, произнёс он.
    - Я не понимаю тебя, сын.
    - Да что тут понимать?! Пока мы пировали, солдаты выскочки, выполняя его приказ, перехватали в городе всех наших шпионов! Всех! И всё из-за этого дурацкого покушения!
    Боккаж в сердцах грохнул кулаком по банкетке, вскочил и заходил по гостиной.
    Уподобившись каменному сфинксу, Роза некоторое время молча наблюдала за сыном, а затем убийственно-невозмутимым тоном спросила:
    - Только твоих шпионов?
    - Не только! Не только! Они перебили всех шпионов Лиги.
    Она равнодушно хмыкнула, словно разговор шёл о потере какой-то пустяковой и уже давно не нужной вещи.
    - Разве стоит переживать из-за этого?
    Вопрос был задан настолько спокойным и холодным тоном, что от неожиданности Боккаж остановился, изумлённо воззрившись на мать.
    - Мама?!
    - Милый мой мальчик, похоже, что выпитое на пиру вино лишило тебя способности здраво мыслить. Что проку от шпионов, которые уже давно разоблачены твоими врагами? Император сослужил вам добрую службу, истребив весь этот ненужный хлам.
    - Хлам? Да, хлам! Но, матушка, вы сказали «император»? Вы назвали его императором?
    - Ну а кто же он ещё? Конечно, он император! И заметь, законный император! Это твои дружки называют его то выскочкой, то самозванцем, но кто они-то? Безродный шарлатан, пастух, шоколадник да башмачник! Оскорбляя императора, эта чернь потакает своей низости и ущербности. Название-то какое для своей шайки придумали - Лига пяти королевств! А много ли в этой Лиге истинных королей по крови? Ты, похотливый интриган Меленгорд да король Бруни, унаследовавший от своего отца не только титул, но и природную робость! Это скверна человеческая, сынок! Скверна! - срывающимся, дребезжащим голосом изрекла Роза, сопровождая каждое произнесённое слово постукиванием костяшек пальцев по подлокотнику кресла.
    - Но мама!
    - Что - мама?! Что - мама?!
    По тому, как дрожит её скрипучий голос и трясётся седая голова, Боккаж видел, что мать пребывает в высшей степени волнения. Происходи этот разговор лет сорок назад, она непременно запустила бы в него своей клюкой. Но в те годы она ещё могла ходить, опираясь на эту самую клюку, сейчас же преклонный возраст и немощь полностью овладели старой Розой, лишив её возможности передвигаться самостоятельно. Уже многие годы её ногами и руками были изобретённое придворным механиком кресло на колёсах и группа из приближённых девушек, заботливо ухаживавших за разбитой параличом королевой-матерью.

    Наблюдая вспышку её бессильной ярости, Айлен Боккаж с обострённым чувством горечи вдруг осознал, насколько она плоха, и подумал, что вряд ли им доведётся встретить весну вместе.
    "Каким богам я должен молиться за твоё здоровье, мама? За то, чтобы они даровали тебе ещё хотя бы пару лет жизни! Ты давно пережила отведённый природой срок, и пусть твоё тело беспомощно, но твой дух и твой разум по сей день сильны и несокрушимы. Мама!"
    Подойдя к креслу, он, огромный и могучий, как медведь, сел на пол возле ног матери и, как это часто бывало в детстве, опустил свою большую голову ей на колени.
    Сухие, узловатые пальцы Розы утонули в густой шевелюре Айлена Боккажа.

    [​IMG]

    - Милый мой мальчик, запомни раз и навсегда, - сменив гнев на милость, произнесла она. - Муилькор не выскочка, не самозванец. Он законный император Сидонии. А вот ты, сынок, связался с дурной компанией. Я всегда тебе говорила, что мне не нравится ни твой Нарзес, ни этот похотливый щенок Меленгорд. Да и прочие ублюдки из Лиги! Не ту ты выбрал компанию, сынок, не ровня они нам!
    - В первую очередь они сила, мама.

    Старуха пренебрежительно хмыкнула.
    - Я всегда считала тебя умным ребёнком. Сила не в армии, а тут... - Роза ласково потрепала сына по голове. - Ты считаешь, что они настолько сильны? Возможно, и сильны. Но не забывай и того, какими путями они пришли к власти. Холоп, поднявший меч на своего господина, страшен, но у него могут быть на то сотни причин. Куда страшнее холоп, обнаживший меч ради захвата власти, ибо его поступки побуждаемы низменными страстями, он желает упиваться властью. А его потомки будут ещё ужаснее, ибо они испорчены уже от рождения. Не прилагая усилий, они получают блага из рук своих отцов, но крысёныш никогда не станет красавцем горностаем. Подлость и обман - опора в их ничтожной жизни. И ты связался именно с такими чудовищами! Запомни навсегда, они заражены человеческой скверной, ибо в душе снедаемы завистью. Они ненавидят и презирают тебя. Ненавидят за свою ущербность, за то, что ты высокороден по крови! При удобном случае любой из них без колебаний воткнёт тебе нож в спину! Закрепи эту мысль в своей голове, убеди себя в том, что твои дружки опасны! Но помни - император намного опаснее и сильнее их. Никогда не допускай мысли, что твой враг слабее и наивнее тебя, что его легко переиграть или победить. Впитай в себя это, сын мой, живи с убеждением, что враг всегда сильнее и коварнее, чем ты. Иначе может наступить день, когда ты с горечью осознаешь, насколько заблуждался.

    Подняв голову с колен матери, Боккаж заглянул ей в глаза.
    - Ненависть и зависть затмевают разум. Даже самые изощрённые замыслы, порождённые сознанием, охваченным ненавистью, обречены на провал. В силе ненависти Лиги и кроется её слабость. Лига управляема. Вы ведь это хотите мне сказать, мама?

    Тонкие, ввалившиеся губы Розы растянулись в подобии ласковой улыбки.
    - Своими словами вы влагаете мне в руки оружие победы. Благодарю вас, мама, за мудрые напутствия. Ваши слова навечно останутся в моём сердце.
    Взяв сухую ладошку матери в руку, Боккаж, словно к святыне, прильнул к ней губами.
    - Ну так хитри, интригуй! И никогда не забывай о том, что Лига интригует против тебя. Подумать только, какой-то остолоп совершает чудовищную глупость, в результате которой в один миг рушится всё, что до этого намудрили твои дружки! Скажи, сын, ты ведь отправишь сюда, в Тирин, новых шпионов?

    Король кивнул.

    - Только на этот раз будь осторожнее, мой мальчик. Не спеши, будь более щепетильным в выборе своих соглядатаев и никому не раскрывай их, даже своим дружкам. Видишь, что получилось. А теперь расскажи, что там было, на пиру? Как всё прошло?
    - Да как сказать... - нежно сжимая руку матери, пророкотал Боккаж. - Было занятно.
    - Занятно? - Роза с интересом взглянула на сына.
    - Да, мама. Сначала всё проходило вполне обычно и казалось, что пир будет пышным, но весьма скучным. Но потом лорд Канес с группой молодых дворян надумали устроить скандал. Они заявили императору, что не желают находиться в одном зале с главами преступной Лиги, с коими предпочли бы встретиться в бою, а не за общим столом. Они демонстративно пожелали покинуть зал, но стража перекрыла выходы...

    Роза укоризненно покачала головой.
    - Вино из имперских погребов оказалось излишне крепким. Необдуманный поступок, он не делает им чести. И что было дальше? Полагаю, эта дерзость не сошла им с рук? Как на это отреагировал император?
    - Невзирая на своё ранение, император не поленился встать из-за стола и, выхватив кинжал у одного из стражей, метнул его сторону лорда Канеса. И надо сказать, метнул весьма ловко, так приладил, что кинжал, пролетев прямо над головой Канеса, почти на два пальца вонзился в одну из декоративных панелей. "Видать, вино ударило вам в головы! Негоже лордам сомневаться в правоте своего императора! - крикнул он и добавил: - Запомните впредь: ежели у кого-то возникнут подобные крамольные мысли, то пусть он имеет смелость не болтать впустую, а взять этот кинжал в знак вызова и сразиться со мной лично!"

    Королева-мать изумлённо приподняла брови.
    - А он не промах! Это поступок достойного властелина. Однако ему не откажешь в решительности и силе духа. Узнаю характер его деда! И как отреагировали на это гости?

    - А никак. Канес и все те, кто пошел за ним, в знак раскаяния пустили себе кровь и поклялись служить императору как простые солдаты вплоть до той минуты, пока он не дарует им своёго прощения. Муилькор принял их омрэ* и тут же велел им встать в караул подле престола. Глядя на это, царица Саа-Мохан заявила, что восхищена решительностью императора и тут же, прямо на пиру, преподнесла ему в дар свой клинок чести.
    - Скверно. Ох, как скверно! - цокая языком по беззубым дёснам и качая головой, вздохнула королева-мать. - Это очень скверно, мой мальчик. В лице царицы император заполучил верного и могучего союзника...
    - Увы, мама, не союзника, а верную подданную. Ибо взамен её кинжала чести он даровал царице свой клинок, и та без доли сомнения опустилась перед императором на колено и приняла сей дар, целуя край его одежды.
    Выслушав ответ сына, Роза покачала головой.
    – Гордая царица Сульми на колено? Да ещё целует его одежды?! Вот это поистине чудо из чудес!
    - Это ещё не всё, мама. Она подарила ему свой танец.
    - Ты рассказываешь невероятные вещи, сынок! - изумлённо изрекла королева-мать и, качая головой, погрузилась в тяжёлые размышления.
    Поднявшись, Боккаж отошел к окну. Уже совсем рассвело. Над миром царил угрюмый и серый зимний день. Слегка утихло и буйство ночных гуляний, но всполохи фейерверков всё ещё продолжали расцветать над черепичными крышами города.

    За его спиной вновь послышался скрипучий голос матери.
    - Ну а что было дальше?
    - Дальше... А дальше, уже ближе к утру, отличился Меленгорд.
    - А этому-то чего вдруг понадобилось?
    - Да будто во время Большой охоты баронесса Колодаи словом и делом нанесла ему жестокое оскорбление, и он просил императора о дозволении сатисфакции.
    - Словом и делом? Да неужто она снасильничала над бедным мальчиком? - не скрывая сарказма, поинтересовалась королева-мать. - Глупец! Иного времени он, конечно, не нашёл? Такой поступок сам по себе не только нелеп, но и оскорбителен для императора. И что он просил?
    - Просил разрешить сей вопрос смертельным поединком.
    Роза одарила сына внимательным взглядом.
    - И чем всё закончилось?
    Боккаж угрюмо взглянул на мать.
    - Колодаи согласилась.
    - Я очень стара, и память начинает мне изменять, но… Следуя уложению о поединках чести, коли король намерен биться насмерть, то биться надлежит только с равным, а эта Колодаи, как ты сказал, баронесса.
    Боккаж кивнул.
    - Меленгорд и выставил против неё своего сквайра. Но боя не было. Вмешался император и заявил, что Меленгорд слишком разгорячён, и будет лучше, если он, прежде чем кого-то обвинять в оскорблении, немного успокоится и выпьет холодной воды, которую ему в знак примирения поднесёт служанка баронессы, - нервным движением руки Айлен пригладил бороду. – Помните, мама, совсем недавно Меленгорд гостил у нас, и я рассказывал вам, как мне удалось вывести его на откровенность? Ну так вот, служанка, которая поднесла ему кубок с водой - это была та самая сбежавшая таутская девчонка!
    - Кажется, припоминаю. В тот раз Эдингорн докладывал, будто пожар на одной из ферм каким-то образом был связан с побегом наложницы, подаренной Меленгорду. Это была она?
    - Да, матушка. Это она, и она слишком много знает. А впрочем... - Боккаж махнул рукой. - Теперь это не имеет абсолютно никакого значения. Имперскому совету ныне ведомы все наши секреты. Истребив наших шпионов, они наглядно дали понять, что вытянули из них всё, что только можно. И то, что может добавить таутская девка, просто сущий пустяк. Надо было видеть выражение триумфа на лицах императриц!

    Роза с живостью взглянула на сына.
    - Императриц? Я-то уж подумала, что их не было на пиру. Ты ведь о них даже не упомянул.
    - Конечно, были. Были и императрицы, и дочери императора. Как раз после выходки Меленгорда императрица Ленора и обратилась к нам: " В знак нашего доброго расположения и доверия к главам Лиги мы приглашаем вас на прогулку по парку. В зале очень душно". Они даже послали за Нарзесом, желая видеть его на прогулке. А в парке... - Боккаж в гневе поджал губы, от чего его окладистая борода зашевелилась, будто жила на его лице самостоятельной жизнью. - А там колья, колья ... и головы! Куда ни глянь, всюду колья и головы! Больше двух сотен голов! Ровненько, рядочками, словно на параде. "Ах, это всё негодяи, замышлявшие дурное против империи... Суровые времена требуют решительных действий... Император должен быть решителен в такие моменты и сурово карать изменников... А как чувствует себя дорогой Нарзес? Не иначе как боги помогли вам избежать участи нашего супруга... Государь желает заключить с Лигой договор о посольствах... "
    Понурив голову, Боккаж умолк. Молчала и Роза, внимательно наблюдая за сыном.

    - Демонстративно! Нарочито! - зло пробормотал Боккаж. - И ведь вся эта показуха для нас - знайте, мол, что мы сильнее и хитрее вас! Я чувствовал себя так, будто мне харкнули в лицо! Поганые вымески*, ничтожества! Я полагал, что получаю от них достоверные сообщения! А оказалось, что...
    Будь у Розы более чуткий слух, она бы услышала, как её сын сжал кулаки до хруста в суставах.
    - Подумать только, и это шпионы Боккажа! Вернусь в Мелиолан, непременно перевешаю родню этих выпоротков! Под корень истреблю поганое семя! Все мои планы... Подумать только!
    За спиной послышался свистящий смех матери. Боккаж обернулся.

    [​IMG]

    - Ну и плутовки! А ведь как хитры! Не запятнали себя ни единым лживым словом! Хотела бы я увидеть лицо Нарзеса в ту минуту... С его-то убеждением в своей исключительности! Бедолагу и так судьба обделила внешностью, а тут... Такой удар!
    - Мама!? К гулям Нарзеса! Это же оскорбление нам! Оскорбление мне!
    - Вот мы и вернулись к началу нашего разговора, - перестав смеяться, заключила Роза.
    Соглашаясь, он сокрушенно качнул головой.

    - Мальчик мой, милый мой Айлен. Разочарование слишком горькое питьё, но вкушать это лекарство время от времени полезно. Впрочем, у меня есть для тебя подарок, который придётся тебе по вкусу. До твоего возвращения с пира моё ожидание скрашивала одна юная особа, развлекая меня беседой и пением. Уверена, что встреча с нею придётся тебе по душе.
    С этими словами Роза позвонила в закреплённый под подлокотником её кресла колокольчик.
    - Все шпионы Лиги не стоят и её мизинца, - тихо произнесла королева-мать.
    Дверь, ведущая в её покои, бесшумно отворилась, и в гостиную вошла совсем ещё молоденькая девушка.
    Она была невысока ростом и худощава, но в её ещё только формирующейся фигуре уже угадывались черты, неуловимо намекающие на то, что уже скоро этот невзрачный подросток превратится в весьма соблазнительную молодую женщину. Тёмно-русые волосы девушки были собраны в длинный, до поясницы, хвост и перехвачены алой шелковой лентой. В руках юной особы была лютня.
    - Пл... Племянница? Милисентия! - выдохнул Айлен Боккаж, изумлённо взглянув на мать.- Мама, вы полны сюрпризов!
    - В лице Милисентии ты найдёшь верного соратника, ибо у неё есть что тебе сказать.
    Боккаж перевёл взгляд на девушку.
    "Интересно, а отчего это барон Нан Марог не взял дочь на пир? Ведь не было её там. Да и ко двору он её не представлял. Это по меньшей мере странно!" - подумал он.
    - Доброго вам утра, мессир, - скромно потупив взор, произнесла Милисентия, присев перед королём в грациозном реверансе.

    [​IMG]

    - Ваш батюшка знает о том, где вы сейчас находитесь? - поинтересовался Боккаж.
    - Да, мессир, но ему нынче не до меня. После давешней прогулки по парку отец пребывает в крайне дурном расположении духа и сейчас уединился с Нарзесом. Они обсуждают события этой ночи.
    Роза взглянула на сына. Лицо её озарилось торжествующей ухмылкой.
    - Так что вы желали мне сказать, милое дитя? - всё ещё не веря в свою удачу и стараясь говорить как можно деликатнее, спросил Боккаж.
    Милисентия сдержано улыбнулась.
    - Я знаю, как можно устроить в империи хаос.
    - Вы уверены?! - изумился король.
    - Да.
    Боккаж с недоверием посмотрел на Милисентию, перевёл взгляд на мать, потом вновь взглянул на девушку.
    - И как же?

    - Очень просто. Вам следует усилить давление на проживающих в Андалане тауттов и идишей. Сделать так, чтобы их жизнь в вашем королевстве сделалась невыносимой. И срочно убрать "шершней" из Меласской долины, тем самым открыв беспрепятственный путь для бегства всего этого сброда в земли империи. Сейчас зима, сбор продовольственной десятины давно закончен. Всё подсчитано. И пусть продовольствия у империи имеется с избытком, но эти запасы не рассчитаны на внезапный наплыв толп беженцев. Кроме того, мы можем привлечь на свою сторону разбойников и браконьеров, пообещав им полное прощение. Пусть разоряют фермы в имперских землях и грабят продуктовые обозы. А если подобный план примут и прочие члены Лиги, то наплыв беженцев уподобится нашествию саранчи. Это приведёт империю к хаосу, ибо нехватка продовольствия ударит по всем слоям общества. Если начать действовать в ближайшее время, то уже к весне в землях империи наступит голод.

    Боккаж слушал её слова, не скрывая своего изумления.
    "А идея-то весьма недурна! В её словах определённо есть резон! Ай да матушка! Ты права, эта маленькая дрянь стоит всех шпионов Лиги!"
    - Определённо мне нравится ваша идея. Она заслуживает самого тщательного изучения.
    - Убедите батюшку в том, что я должна присутствовать на ближайшем совете Лиги, - в голосе Милисентии Боккаж уловил едва различимые требовательные нотки.
    "Ого! А у этой маленькой сучки определённо есть задатки лидера. Кажется, моя идея о королеве Милисентии вполне осуществима!"
    - Обещаю, милое дитя, что вы непременно будете на ближайшем собрании Высшего совета Лиги, и даже ваш батюшка не сможет вам воспрепятствовать!
    Улыбнувшись, девушка присела в реверансе.
    - Благодарю, мессир.

    - А теперь, милая, услади наш слух своим пением и музыкой, - ласково улыбаясь, произнесла Роза. - Спой нам ту балладу, что давеча мне пела.
    Ответив ей лёгким поклоном, Милисентия пробежала тонкими пальцами по струнам лютни.
    Скрестив на груди руки и привалившись спиной к оконному переплёту, Боккаж приготовился слушать.
    Исполнив мелодичный проигрыш, Милисентия запела.

    [​IMG]

    Лютни звук над миром льётся. В танце женщина смеётся.
    Над лесами и лугами будто бабочка порхает.
    Ее платье белоснежно, белоснежная коса,
    И глядит она так нежно – любит женщина тебя.
    Только с нею повидаться поскорей ты не спеши,
    Холодны её объятья для твоей живой души.

    - Ты скучал? Скажи, мой милый. Вот уж я к тебе пришла.
    На краю пустой могилы крепко обниму тебя.
    Обниму тебя нежнее даже матери родной.
    Не горюй о прошлой жизни, ты теперь навеки мой.
    Уведу тебя туда я, где нет горя и забот,
    Где в садах моих, мечтая, светят звезды круглый год.

    Хоть танцую я над миром, все равно совсем одна,
    Протяни же руку, милый, обогрей скорей меня.
    Твоя боль пройдёт, лишь только ты увидишь танец мой.
    На границе дня и ночи, милый мой, танцуй со мной.
    А как только ночь коснется мира бархатным крылом,
    Унесу тебя от солнца в земли, где царит покой.

    Голос мой – деревьев шепот, песня - трели соловья.
    Разве есть на свете кто-то милосерднее меня?
    Ты послушай, эту песню лишь тебе сейчас пою.
    Мой герой, мой милый пленник, страстно я тебя люблю.
    Для меня ведь все равны вы - землепашец, знатный лорд.
    Вновь под песни колдовские банши водят хоровод.

    [​IMG]

    На границе дня и ночи пробегаю по холмам.
    Ты меня не бойся, милый, никогда я не предам.
    Я вернее самых верных, верней матери родной,
    И в объятьях моих нежных успокойся, мой герой.
    Ты устал, твой путь окончен, на моей груди усни.
    Ни о чем не беспокойся, все осталось позади.

    Стали тише стоны, мольбы – прошлой жизни звук затих,
    О себе не беспокойся и не думай о других.
    Своей доле не противься, посмотри в мои глаза,
    В них мгновенно растворишься, как в воде морской слеза.
    Одиноко запевает банши песню при луне.
    Только, милый мой, признайся, вспомнит кто-то о тебе?

    [​IMG]

    Стихла печальная мелодия баллады. Смолк чарующий голос юной певуньи, изящные пальцы в последний раз коснулись струн лютни...
    Айлен Боккаж взглянул на мать, потом на юную баронессу.
    - Благодарю вас за доставленное нам удовольствие. Вы очаровательны, дитя моё, - пробасил король Андалана и, подойдя к Милисентии, по-отечески поцеловал её в лоб. - Я восхищён вами!
    - Ну, что скажешь, сын мой? - спросила Роза, когда девушка вышла из гостиной, оставив их наедине.
    - Ваш подарок трудно переоценить, мама.
    Роза ответила сыну мягкой улыбкой.
    - Кстати, о подарках. Как император нашёл твой дар?
    - Карета и упряжные больше понравились императрицам.
    Роза кивнула.
    - А что прочие?
    - Прочие... - Боккаж пренебрежительно хмыкнул. - Прочие не шибко фантазировали. Всё предсказуемо: кони, оружие, наложницы, ковры, гобелены, рабочий стол и секретер для кабинета...
    Роза внимательно смотрела на сына.

    - Мак Олдрин преподнёс императору огромную друзу сурия...
    - Это вызов. Оскорбительный намёк, - приподняв брови, заключила Роза.
    - Ещё какой вызов! - согласился с ней сын. - И император понял этот намёк. Я видел его глаза.
    - Саа-Мохан? - впившись в сына напряжённым взглядом, спросила Роза.
    Прежде чем ответить на её вопрос, Боккаж в раздумье пригладил бороду.
    - "Мой дар ждёт государя в его опочивальне..." - именно так она сказала.

    [​IMG]

    - И все подумали...
    - Иного смысла у этой фразы не может быть - царица дарит императору себя, - сморщив лоб, пробормотал Боккаж.
    Дёрнув головой, Роза презрительно, как-то по-кошачьи фыркнула.
    - Жалкие дураки! Похотливые выпоротки! Какие же вы все недоумки! "Дарит себя"!
    Не понимая причины такой ярости, король изумлённо взглянул на мать.
    - Мужики! Улышав подобные слова из уст женщины, вы начинаете думать как похотливые козлы! Дарит себя! Да этого добра у него хоть отбавляй! Сами же надарили ему наложниц!
    Айлен Боккаж искренне изумился.
    - Мама, я вас не понимаю!
    - Впустив в уши её слова, вы не потрудились здраво их осмыслить! На ваших глазах царица преподнесла императору самый важный дар, какой только можно себе представить! И никто не понял, каков этот дар!
    - Довольно загадок, мама!
    Прикрыв глаза и качая в ритм слов головой, Роза торжественно заговорила:
    - "... и дарили они ярость соития стихий в круге тела его! И познал он природу родства своего, ибо кровь от крови, плоть от плоти он есть стихий единство. И в знак того простёр крыла свои над домом благословенным. И служил им, и защищал пределы Мира Поднебесного, истребляя и недругов, и скверну прочую. Да свершится предначертанное Матерью нашей и сёстрами её..."
    Айлен Боккаж тяжело сглотнул пересохшим ртом. Он понял.
    - Она подарила дракона… - подавленно прохрипел он.

    Пояснения:

    Омрэ* - обет, поступок.
    Вымесок* - выродок.
    Друза* — минеральный агрегат, представляющий собой совокупность произвольно сросшихся между собой кристаллов, наросших на общее основание.

    * * * * * *​
     
    Последнее редактирование: 14 июн 2017
    #67
    VitaV, Alalilla, loveless и 2 другим нравится это.
  9. Otrava
    4730/5,

    Otrava Сэнсей Активист SimsMix 2018

    Очень интересная глава! Дождалась таки! :yahoo:
    Особенно понравился вот эта часть диалога:
    Великолепно! Эта особа начинает мне нравиться, она умна и очень мудра.
    Ещё очень интересный момент о Югославии, жаль, что лишь приоткрыт, но хотелось знать больше.
    Милисентия таки удивила. И откуда в этой головке такие проблески логики? Не сама же она до этого дошла?
    Пешка хочет стать ферзём? А её ум кто-то подпитывает и направляет по этому пути?
    Дракон прозвучал десертом! Безумно интересно!
    Ещё раз огромное спасибо за доставленное удовольствие! Иллюстрации на высоте!
     
    #68
    pike нравится это.
  10. pike
    2450/5,

    pike Сэнсей Активист SimsMix 2019

    Спасибки. Сейчас уже крапаю следующую главу. Но пока о ней говорить что-то определённое рано.
    Что до Милисентии, то в свои четырнадцать, эта особа не по годам разумна и весьма не глупа. Тут сказывается и воспитание и её обучение в Хольмском Университете.
    Она-же воспитанница Хольма и ей предстоит там обучаться ещё несколько лет. Перейдёт ли она на третью ступень, пока не известно. Но ученица она весьма способная. А уж свои планы, видать почерпнула из общения с отцом.
     
    #69
    Otrava нравится это.
  11. pike
    2450/5,

    pike Сэнсей Активист SimsMix 2019

    Малюсенький такой анонс следующей главы.

    Король Меленгорд, слегка склонив голову, улыбнулся.
    - Дорогой друг, я ведь прекрасно знаю, что Вы во всех деталях и красках передадите наш разговор барону, и не строю иллюзий насчёт искренности Вашей дружбы со мной. Вы все желаете, чтобы именно я начал эту войну, но, увы, должен вас разочаровать. Армия Трингобарда не станет своей грудью прокладывать вам дорогу к славе. Барон Нан-Марог, а равно и его отпрыск, насколько мне известно, рвутся в бой, пускай и упустив, но ещё не до конца утратив свой шанс на победу. Настоятельно советую Вам, друг мой, поддержать барона. Ещё максимум год, и такого шанса больше никогда не предоставится. Силы выскочки ещё ничтожны - всего один легион доргонов и максимум четыре-пять тысяч паладинов, которых ему, возможно, дадут его союзники. Единственное, чего вам следует опасаться, так это степняков царицы Саа-Мохан. И не тешьте себя пустыми иллюзиями, Чёрная Ведьма обязательно вмешается в эту бойню. Выскочка всё же её отец, неужели дочь будет стоять в стороне, если семья окажется в опасности? Так что вам следует незамедлительно что-то решать. Или начать действовать, или забыть всё и, смирившись, присягнуть новоявленному императору. Сейчас вам нужна быстрая, сокрушительная победа! Чтобы одним ударом покончить и с империей, и с Орденом, а дальше, будь у них хоть тысяча союзников, им уже ничего не поможет, ибо помогать-то уже будет некому.

    "Вот ведь сиятельная сволочь! - слушая слова короля Меленгорда, подумал лорд Джаредд. - Хочешь и рыбку съесть, и косточкой не подавиться. Будем побеждать мы - ты вступишь в войну, чтобы отнять у нас победу. Если нас ждёт провал, ты будешь первым, кто вобьёт осиновые колья в наши могилы! Чистоплюй!
    "- Пойдёмте, сир, там, наверное, уже все собрались и ждут нас с Вами, - вслух произнёс он.

    Король согласно кивнул.

    - Видимо, у барона есть веская причина, чтобы столь срочно созвать совет Лиги и пригласить нас всех в свою столицу, оторвав от дел. Надеюсь, есть нечто важное, что необходимо сообщить нам, иначе такая поспешность с его стороны будет непростительна. Пойдёмте, дорогой друг, - произнёс Меленгорд.

    Они направились в зал приёмов, но король неожиданно остановился, взял под руку лорда Джаредда и тихо сказал ему в самое ухо:
    - Примите мой совет, дорогой друг: никогда не связывайтесь с сыном барона Нан-Марог, это опасно. Он опасный союзник, ибо глуп, безрассуден и тщеславен. А на будущее - получше присмотритесь к Милисентии, тем более, Вы с ней давно знакомы. Пора от знакомства перейти к чему-то более интересному. Не спорю, она не красавица, но в ней есть шарм. Она не по-женски умна и амбициозна. Для Вас, лорд, это была бы прекрасная партия. Подумайте на досуге над моими словами! Если у вас с ней что-то выгорит, то бьюсь об заклад, после победы над выскочкой Милисентия более чем способна привести Вас прямиком к трону Вашего будущего королевства, - король Меленгорд подмигнул и широко улыбнулся. - Обдумайте, обдумайте! Не век же вам ходить в лордах.

    Лорд Ориенгот-Лето вздрогнул.
    Дело в том, что последнее время, посматривая на Милисентию, он не раз ловил себя на мысли, что было бы весьма недурно заполучить в жёны баронскую дочку. Причём её братец как дальнейший конкурент на баронство им не рассматривался вообще.
    Джаредд прекрасно знал, что барон недолюбливает сына и при этом не чает души в дочери. О том, что Милисентия не по годам умна и амбициозна, Джаредду также было известно, и, в общем-то, именно это удерживало его от осуществления своих замыслов.

    - Джаредд, Джаредд! Друг мой, Милисентия ещё не в том возрасте и не так красива, чтобы рыться в женихах. У тебя есть достойное оружие, чтобы покорить эту молоденькую кобылку, - с ободряющей усмешкой добавил король Меленгорд, красноречиво указав глазами на то оружие, которое, по его словам, должно покорить Милисентию.

    Собеседники подошли к залу приёмов.
    Бесшумно выплывший из-за тяжелой портьеры лакей торжественно открыл перед ними дверь и склонился в почтительном поклоне.
    Лорд Джаредд-Лето согласно этикету вошел в зал следом за королём.
     
    #70
    VitaV, Xomxona и Otrava нравится это.
  12. Otrava
    4730/5,

    Otrava Сэнсей Активист SimsMix 2018

    Большое спасибо за анонс. :) Очень жду главу! :blush:
     
    #71
  13. Otrava
    4730/5,

    Otrava Сэнсей Активист SimsMix 2018

    Где же продолжение? :blush:
     
    #72
    pike нравится это.
  14. pike
    2450/5,

    pike Сэнсей Активист SimsMix 2019

    Otrava, Пока небольшой перерыв. Обстоятельства тормозят.
     
    #73
  15. pike
    2450/5,

    pike Сэнсей Активист SimsMix 2019



    Глава -14
    "Братец и сестрица".



    Мягко шурша черным бархатом длинного орденского платья, Аурминд торопливо шла по открытой галерее синодального храма.
    Скажи кто ещё год назад, что она станет похожа на героиню исторических фильмов, посмеялась бы, посчитав это забавной шуткой. Теперь же она не только внешне походила на великосветскую даму, стали меняться и её привычки.
    Ношение длинных пышных юбок и платьев наложило свой отпечаток не только на её походку и осанку, но и на манеры.
    А ведь что греха таить, все эти достижения дались ей ох как нелегко.
    Первое время приходилось всё время следить, чтобы подол непривычно длинного платья не уподоблялся швабре и не подметал полы, чтобы широченными рукавами ничего не зацепить, не испачкать их за обедом в каком-нибудь соусе и не опрокинуть ими кубок с напитком.
    Ежеутренний ритуал одевания был для неё чем-то вроде изощрённой китайской пытки, ибо одеться без посторонней помощи не представлялось возможным - многие платья знати, к которой отныне принадлежала и Аурминд, имели шнуровку на спине, затянуть которую без помощи служанки было просто нереально.
    К слову сказать, Аурминд завидовала простоте одежды служанок, состоящей из длинной, ниже колен, хлопчатой рубахи с узкими манжетами на завязках, плиссированной нижней юбки и сарафана с поясом. Впрочем, видов этих самых сарафанов было превеликое множество: одни просто подвязывались поясом, а иные и вообще перехватывались на талии простым передником.
    Но теперь все эти мучения остались в прошлом.

    [​IMG]

    Она настолько привыкла к сидонийской одежде, что у неё начали появляться определённые предпочтения. К примеру, ей очень понравилось носить бургет, типичный головной убор сестёр Ордена, состоящий из некоего подобия чепца и повязываемого поверх него тонкого платка, отдалённо напоминающего мусульманский хиджаб.
    Благодаря тому, что бургет делается из очень лёгкой, но плотной ткани белоснежного цвета, его очень удобно носить в любое время года.
    Но больше всего Аурминд пришлась по душе сидонийская дорожная одежда - удобная и практичная, не стесняющая движений, обеспечивающая максимум комфорта в любых погодных условиях. К тому же именно в такой простой и добротной одежде щеголяла Колодаи, которая для юной Аурминд всегда была предметом самого искреннего обожания и тайной зависти. Естественно, что и её манера одеваться вызывала у Аурминд неподдельное восхищение.
    Но, увы, тут, в синодальном монастыре Ордена ношение подобного наряда исстари считалось моветоном, тем более для столь статусной дамы как Аурминд.

    По воле Преподобной девушка попала в Синодальный монастырь Ордена и получила должность её личного секретаря.

    Теперь она вхожа в Верховный магистрат Ордена, и это наложило на неё довольно хлопотные обязательства, связанные не только с ношением определённого вида одежды, но прежде всего с выполнением личных поручений Преподобной. Также она была обязана присутствовать на собраниях магистрата, куда ни одна уважающая себя дама даже не помыслит явиться в штанах и куртке.
    Волей неволей принятый в Ордене дресс-код следовало блюсти.
    Впрочем, Аурмид пришлось по сердцу такое назначение, ибо оно внесло определённость в её существование. Теперь она твёрдо знала, что и как ей надлежит делать, а главное, появилось чувство уверенности в завтрашнем дне. К тому же выходило так, что Аурминд одной из первых узнавала все самые свежие новости.
    Ежедневно разбирая и прочитывая почту, поступавшую на имя Преподобной Матери, она узнавала, как и чем живёт народ Сидонии. Если сказать красивыми словами, она воочию видела, как бьётся сердце этого мира.

    Правда, Аурминд ещё слабо ориентировалась в сложных взаимоотношениях между правящими домами Сидонии и отдавала себе отчёт, что прежде чем она сможет окончательно разобраться во всех политических хитросплетениях и связанных с ними интригах, пройдёт ещё немало времени. И Аурминд с завидным упорством, не жалея сил, постигала тонкости здешней жизни. Её интересовало абсолютно всё – народы, населяющие Сидонию, их законы, традиции, уклад жизни, взаимоотношения между ними, особенности и различия их религиозных воззрений.

    Ориентируясь на принцип "кто не ведает своей истории, тот не имеет ни настоящего, ни будущего", Аурминд до глубокой ночи засиживалась в университетской библиотеке, с жадностью постигая знания о прошлом Сидонии.
    Так, день за днём, она приближалась к тому невидимому рубежу, по достижении которого, не покривив душой, уверенно сможет назвать себя сидонийкой.
    Сегодняшнее утро началось как обычно. Аурминд занялась разбором писем и депеш, адресованных Преподобной Матери.
    Почты оказалось не так много, и это занятие отняло у неё не более получаса. Девушка уже заканчивала работу, когда в дверь кабинета осторожно постучали.
    - Кто там такой скромный? Входи.

    Дверь приоткрылась, и в кабинет проникло совсем ещё юное ангелоподобное создание, белокурая девочка лет двенадцати. Воззрившись на Аурминд своими небесно-голубыми глазищами, она робко доложила:
    - Матушка! Преподобная Мать послала за вами. Она ожидает вас в библиотеке, - и, перейдя на испуганный шепот, добавила: - Прибыл государь. С ним какой-то знатный лорд, они сейчас беседуют с Преподобной.
    Удивлённая подобным пассажем, Аурминд взглянула на воспитанницу.
    - Сам государь?
    Ничего не ответив, девочка смущённо улыбнулась и скрылась за дверью.
    Прихватив папку с почтой, девушка накинула на плечи подбитый мехом плащ и, припоминая на ходу, что голубоглазого ангела зовут Акси и она племянница Диона, "матушка" Аурминд поспешила в библиотеку.
    Выйдя на улицу, она досадливо смекнула, что с плащом явно погорячилась - день выдался на редкость тёплым и безветренным.
    " Вот тебе и начало зимы, теплынь-то какая! Интересно, тут снег-то выпадает?" - подумала Аурминд, пересекая просторный, замощённый гранитными плитами двор и, проследовав мимо жилого корпуса, вышла к храму.
    На ступенях огромной лестницы, подобно шумной колонии морских птиц, расположились многочисленные стайки воспитанниц университета. Полное сходство с птичьим базаром придавали поднятый ими гам и чёрные форменные платья. К тому же наряды воспитанниц второй ступени дополнялись белоснежными жабо, что вызывало у Аурминд забавную ассоциацию с пингвинами.

    [​IMG]

    Громадная лестница являлась излюбленным местом, где воспитанницы Хольма проводили время в перерывах между занятиями. Пожалуй, именно тут "билось" неформальное сердце университета.
    Именно тут, подальше от придирчивых взоров настоятельниц, воспитанницы могли обменяться самыми свежими новостями, списать невыполненное задание, посудачить о делах сердечных.
    Вот и сейчас одни о чём-то оживлённо беседовали, другие, то и дело взрываясь смехом, сплетничали, кто-то спорил, кто-то просто обсуждал свои чрезвычайно важные дела, а иные, отрешившись от окружающего мира, склонились над книгой.
    Завидев приближающуюся Аурминд, девушки напряженно замолкали и, уступая ей дорогу, приседали в вежливом реверансе, а потом провожали долгими взглядами, кто изумлённо, а кто и с нескрываемым восхищением.

    Пряча смущение за напускной озабоченностью, Аурминд постаралась как можно быстрее миновать этот "птичий базар".
    Дело в том, что матушке Аурминд едва исполнилось девятнадцать лет - возраст воспитанниц второй ступени Хольмского университета, но её орденский статус легко угадывался по затейливой вышивке, обрамлявшей подол платья и обрезы рукавов.

    Наконец-то достигнув верхней площадки лестницы, Аурминд остановилась, сама не понимая почему.
    На душе отчего-то стало неспокойно.

    " Что за ерунда? "
    Неясное, пугающее чувство близкой опасности заставило её настороженно оглянуться. Ничего особенного, всё та же лестница, усыпанная живописными стайками воспитанниц. Иные, уже забыв о ней, вернулись к своим прежним делам и прерванным разговорам. Иные бросают в её сторону заинтересованные взгляды.
    Но чувство опасности не пропало, скорее даже наоборот, обострилось. Пожалуй, похожие эмоции испытывает человек, оказавшийся в одном шаге от готовой к броску кобры.

    - Напасть какая-то! - тихо пробормотала Аурминд и растерянно огляделась.
    В паре метров от неё на ступенях лестницы сидела кроткого вида молоденькая воспитанница, подложив под себя аккуратно свёрнутую меховую накидку, и увлечённо читала книгу.
    "Морок, наваждение?" - Аурминд с изумлением поняла, что именно эта девчушка с простоватым, добрым лицом и является источником её беспокойства.
    На вид Аурминд дала бы ей лет пятнадцать-шестнадцать. Впрочем, она прекрасно помнила, что возраст в Сидонии понятие относительное, и подчас его не всегда можно определить по внешности.
    Растерянно глядя на девушку, она пыталась осмыслить свои ощущения. Видимо, почувствовав на себе посторонний взгляд, та оторвалась от книги и, виновато улыбнувшись, поднялась со ступенек, сделав обязательный реверанс.
    - Матушка?
    - Как зовут тебя, дитя? - тщетно силясь обуздать необъяснимое волнение, как можно мягче спросила Аурминд.
    - Милисентия, матушка. Милисентия Нан-Марог, дочь барона Авидала Нан-Марог, ученица первой ступени, - представилась девушка и, улыбнувшись самой что ни на есть очаровательной улыбкой, выжидающе воззрилась на магистрессу.
    Растерянно глядя на воспитанницу, та лихорадочно пыталась вспомнить такое знакомое имя.
    "О, боги! Барон Нан-Марог, сенатор! Один из глав Лиги пяти королевств! Адепт культа Кухулина и заклятый враг Ордена!"

    - Вам плохо? Я могу быть чем-то полезна, сударыня? - нарушив неловкую паузу, поинтересовалась девушка, взволнованно наблюдая за тем, как стремительно бледнеет лицо молодой магистрессы.
    - Нет-нет, милая! Всё хорошо, всё хорошо, просто голова вдруг закружилась. И угораздило же меня в столь тёплый день надеть меховую накидку... - растирая виски, в растерянности пробормотала Аурминд.
    Она понимала, что дети за дела своих отцов не в ответе, и дочь враждебно настроенного барона имеет полное право обучаться в университете Ордена.
    Хольмский университет вне политики.
    - Давайте я вас провожу, вы совсем побледнели, - участливо произнесла Милисентия.
    - Всё хорошо, милая, всё хорошо. Благодарю за беспокойство, - пробормотала Аурминд и поспешила продолжить свой путь.
    Милисентия проводила странную особу растерянным взглядом:
    "Неужели эта полукровка ольге?! Да ну, ерунда! Из неё ольге, что из гуля танцор. Какая-то дура ненормальная!"
    Девушка обождала, настороженно глядя в спину удаляющейся магистрессы. Никакой реакции. Потеряв к ней всякий интерес, Милисентия пренебрежительно хмыкнула, поправила лежавшую на ступенях накидку и села, вновь раскрыв свою книгу.
    Собственно, читала она сейчас не её, а письмо, полученное ею ещё утром и лежащее сейчас на развороте страниц - послание от кормилицы.
    Обычное письмо из дома с описанием всех последних новостей, с пожеланиями успехов в учёбе и вопросами о том, как живётся милой девочке вдали от родного дома. Словом, самое что ни на есть обычное письмо, если бы не одно "но"...

    За то время, что Милисентия провела в университете, отец ни разу не сподобился написать ей, и лишь бывшая кормилица исправно, дважды в неделю, присылала весточки из дома. Из них Милисентия узнавала о том, что отец находится в постоянных разъездах. То он отправляется в Андалан, то в Трингобард, то неделями гостит у короля Лакои, а то вдруг с головой погружается в работу Сената или целыми днями пропадает на охоте. В посланиях кормилицы не было ничего дурного, просто однажды, читая очередное письмо, Милисентия поняла, что добрая женщина даже не подозревает, что она единственная из всех близких, кто скучает по юной баронессе и искренне волнуется за свою милую девочку. А отцу, полностью отдавшему себя политике и религии, абсолютно наплевать на то, как себя чувствует его родная дочь, каких успехов она достигла в учёбе и какими интересами живёт.

    Отец даже не сподобился встретиться с ней в дни коронации императора. А ведь он был в Тирине, и увидеться с дочерью для него не составило бы труда.
    Ан нет! В Тирин, воспользовавшись удобным случаем, её пригласила двоюродная бабка, королева-мать Роза Боккаж, и это приглашение было легко объяснимо. С тех пор как Милисентия виделась с ней в последний раз, прошел год. Старуха тогда уже была плоха, а теперь и вовсе сдала, до весны она точно не дотянет.
    Жаль, добрая бабка. Конечно, та ещё стерва, но в отличие от отца она всегда была добра к юной баронессе и проявляла живой интерес к её судьбе. При этом старуха нисколько не скрывала своего пренебрежительного отношения к Рунхору, старшему брату Милисентии, и не раз высказывала сожаление, что после смерти барона власть достанется "этому распутному остолопу".
    Слова старой Розы падали в благодатную почву. Дело в том, что Милисентия не любила брата и стыдилась его "подвигов". Ну а в равнодушии отца юная баронесса находила косвенное подтверждение слухов, что каким-то образом он связан со смертью своей жены, матери Милисентии и Рунхора.

    А ведь её дядюшка, король Боккаж, неспроста в тот раз завёл разговор об этом... Вроде и вскользь, но... Ох, неспроста! Он точно что-то знает об этой истории. Знает, но ничего не сказал, а только невзначай интересовался тем, как сама девушка относится к подобным слухам. Вроде лишь расспрашивал, но по глазам ведь видно, что знает.
    Милисентия захлопнула книгу, поднялась со ступенек и, сунув подмышку свёрнутую накидку, направилась к учебному корпусу.

    Между тем взволнованная Аурминд шла через колоннаду, соединяющую главный корпус университета с библиотечным крылом.
    Напряжённо переосмысливая свои эмоции, девушка вошла в главное хранилище. Звук её быстрых шагов заметался эхом под каменными сводами широкого коридора. Волнение немного улеглось, но никак не покидало её.
    Пройдя мимо целого ряда дверей, Аурминд остановилась перед последней.
    Именно тут, подальше от любопытных глаз, бережно хранились бесценные сокровища духовного наследия предков - подлинная Книга Бытия, написанная рукой самой Праматери, и драгоценнейшее свидетельство истинной мудрости, свитки Эльгара Хольмского, философа древности, самого первого главы Совета старейших, того, кто постиг истину жизни и познал многообразие миров, того, кто открыл пред ликом Великой Дану путь в Сидонию.

    Тут, в тишине хранилища, любила бывать и Преподобная Мать.

    Сама Белагестель объясняла это так: "Близость столь священных реликвий влияет на мой разум, заставляя его очиститься от всего лишнего. И тогда, растворившись в этом мире, я начинаю чувствовать всю Сидонию. Она становится моим телом, я ощущаю, как она дышит. Я знаю, где ей сейчас хорошо - и тогда я ощущаю идущее от неё тепло. Я чувствую, где ей больно, она словно жалуется и ищет помощи. Тогда приходит ощущение пустоты и холода. Поднебесный мир - живой мир, и он тяжело болен".

    Аурминд открыла дверь и вошла в просторную комнату с тщательно выбеленными стенами и высоким сводчатым потолком.
    Безмолвной тенью к ней метнулась привратница-ольге, приняв с плеч девушки меховую накидку.
    Отдав ей и папку с перепиской, Аурминд слегка преклонила колено, осенив себя знаком Дану. Уж кому как не ей знать, что в этой комнате на дубовых стеллажах, переложенные листами тонко катанного золота, в развёрнутом виде хранятся свитки Эльгара Хольмского. А рядом, вот на той массивной тумбе, покоится добротно сработанный, потемневший от времени сундук, в котором лежит величайшая святыня Сидонии - Книга Бытия.
    Только однажды священные реликвии покидали эту комнату - в дни разорения синодального монастыря. Сёстры Ордена тайно переправили бесценные артефакты горцам дагдам, а места подлинников заняли копии, которым и выпала печальная участь быть сожженными. Богатое воображение Аурминд рисовало ужасные картины тех далёких и страшных событий. Залитый кровью монастырский двор, растерзанные тела убитых сестёр Ордена, отчаянные вопли насилуемых, предсмертные крики… И всюду ликующие толпы озверевших от крови и религиозного экстаза сторонников Кухулина, с факелами в руках рыскающих по укромным закуткам университета в поисках укрывшихся воспитанниц.

    Летящие из окон листы бесценных книг. Здания, освещенные пламенем огромного костра, в котором бесследно сгорают труды величайших мудрецов прошлого.
    Морок Великий, военный вождь дагдского клана Хуур, укрыл в горах священные скрижали и выживших сестёр Ордена.
    Кстати, одна из них, тауттская красавица Ария-Сатия, впоследствии стала любящей женой Морока и его верной спутницей в сражениях той войны. И если Аурминд не ошиблась в своих изысканиях, то эта легендарная пара является прямыми предками её кумира - Колодаи.
    Лишь после победы над ордами Кухулина и подписания Мерфудского мира величайшие драгоценности духовного наследия были возвращены в восстановленный Хольм, где вновь заняли свои места в библиотеке Синодального монастыря.
    Сейчас тут тихо и спокойно, ничто не напоминает о жутких событиях, некогда сотрясавших эти стены. Помещение ярко освещено, но не свечами, а тремя световыми шарами, точно такими же, какими освещаются тронный зал императорского дворца в Тирине и большой зал синодального храма. Правда, эти шары намного скромнее, размером не более страусиного яйца.
    Из мебели тут были три установленных в ряд секретера для переписчиц и пара банкеток. Посередине длинный, потемневший от времени дубовый стол, за которым сейчас восседали Преподобная Мать и его Величество император Муилькор.
    Кроме них за столом сидит...
    Сердечко Аурминд едва не выскочило из груди.
    - Рональд!

    [​IMG]

    [​IMG]

    Лорд Лансер порывисто встал из-за стола. Аурминд даже показалось, что он вот-вот бросится к ней, заключив её в объятия, но он сдержал себя и приветствовал её вежливым поклоном.
    - Сударыня! Несказанно счастлив видеть вас. И нижайше прошу вашего дозволения с этой самой минуты называть вас не иначе как дамой своего сердца! - звонким от волнения голосом произнёс он, пожирая Аурминд восхищённым взглядом.
    Щёки Аурминд зарделись румянцем.
    - Милый лорд, я так же весьма рада приветствовать вас! И я не в силах отказать вам в вашей благородной просьбе, - опустив глаза, робко пролепетала она, подавив в себе безрассудное желание с радостным визгом броситься ему на шею. Ведь слова Рональда означали лишь одно: он во всеуслышание заявил о своём желании ухаживать за ней.
    Пока ещё не невеста, но отныне она возлюбленная лорда Рональда Лансера.
    Внимательно наблюдая за ними, Муилькор улыбнулся и, ни к кому конкретно не обращаясь, изумлённо прокомментировал:
    - Вот чешут, вот чешут! А ведь всего лишь седьмицу не виделись! Ну дела-а-а!
    Преподобная Мать лишь покачала головой.
    - Благодарение Праматери! Сколь всё это отрадно сердцу моему! Радостно видеть сей прелестный цветок в здравии и благополучии! - громогласно произнёс император и, поднявшись из-за стола, подошёл к Аурминд.
    - Благодарю вас, Ваше Императорское Величество, - скромно потупив взор, девушка присела в глубоком реверансе.
    - Ах ты, ладушка моя! - Муилькор сгрёб крестницу в охапку и, крепко обняв, по сидонийской традиции четырежды поцеловал.
    От столь бурного натиска девушка заробела и отвела взгляд, дабы скрыть счастливый блеск глаз.
    - Ай, лиса! Ай, лиса! Глазки долу опустила! Но меня не обманешь! Вижу! Вижу, сколь растревожили девичью душу слова того, кому сердечко своё отдала! - продолжая обнимать Аурминд за худенькие плечи, Муилькор взглянул в сторону Рональда. - Отрадно! Отрадно слышать слова твои, ибо не я, народ говорит, что во всём Поднебесном Мире не сыскать мужа более храброго и благородного. Но помни друг сердечный, при священных скрижалях слова молвил. Верю, не обидишь ладушку свою. Ещё до коронации заприметил, как при упоминании имени её, будто девица, краской заливаешься...
    Неожиданно прервавшись, он перевёл взгляд на Преподобную Мать.
    - Знаю, не властен тебе указывать, посему прошу! Отпусти лапушку в Тирин! Ну что она тут видит? Каменные стены да книги пыльные! Ведь чужая она здесь! А там и сёстры её сводные, и друг сердечный. Не за себя, за них прошу!

    [​IMG]

    - Ладно, угомонись. Неволить не стану. Если пожелает, то может сию же минуту собираться. И твою ладушку отпущу, и сама на днях в Тирин приеду!
    - Вот это, мать, ты дело молвишь! Вот за что шибко тебя люблю и уважаю, так за то, что душой отзывчива! - Муилькор широко заулыбался и взглянул на Аурминд. - Ленни и Хелен по тебе шибко скучают. Да и Ингрид тоже... Ну всё, иди собирайся! Рональд тебе поможет.
    По-отечески поцеловав кресницу в лоб, Муилькор вернулся за стол.
    Рональд поклонился Преподобной Матери и подошел к Аурминд.
    - Аурминд! Милая моя Аурминд, - тихо, с величайшей нежностью в голосе произнёс он, беря девушку за руки.
    Счастливая, она доверчиво заглядывала ему в глаза и что-то тихо шептала.
    Поглощённые друг другом, они уже направлялись к выходу, когда Аурминд неожиданно остановилась и, осторожно высвободившись из объятий своего кавалера, обернулась, взглянув на Преподобную Мать.
    - Тебя что-то беспокоит, милая?- поинтересовалась та.
    - Когда я сюда шла, со мной произошло что-то странное...
    - Странное?
    - Да, матушка. Я вдруг почувствовала опасность, некое зло.
    Первожрица нахмурила брови.
    - Опасность?
    - Когда я проходила мимо одной из воспитанниц, то почувствовала... -- Аурминд смущённо замялась.
    - Говори как есть, не надо стесняться.
    - Мне трудно это объяснить. Очень странно... Вроде ничего не происходит, а ты вдруг чувствуешь... Такое ощущение... Это как оказаться один на один со злобным зверем, но при этом самого зверя нет, - разведя руками, неуверенно продолжила Аурминд. – Эта угроза исходила от той девушки. Она не делала ничего дурного, просто сидела и читала книгу... А я вдруг почувствовала... Я спросила, кто она. Это Милисентия Нан-Марог.
    Преподобная задумчиво хмыкнула, но Муилькор всё же успел заметить промелькнувшее в её глазах нешуточное беспокойство.
    - Понимаю. И даже скажу больше: эта девочка, как и её отец, принесет Сидонии немало бед. Но сейчас она всего лишь ребёнок и имеет полное право находиться здесь. К тому же, пока она тут, мы уверены, что её отец не совершит против нас каких-либо дурных действий.
    - Она ведь совсем ещё юная и не сделала ничего дурного! Мы ведь в силах предотвратить возможное зло, например, уделить ей больше внимания? - робко спросила Аурминд.
    Преподобная с сожалением вздохнула.
    - Орденские ольге уже давно уловили исходящую от неё угрозу и давно уже работают с ней, но увы... В том и парадокс, что будь сейчас шанс что-то в ней изменить, мы не ощутили бы ничего. Либо это потаённая черта её характера, либо это произойдёт с ней многим позже, уже вне стен университета. В любом случае мы бессильны это изменить. Она дочь своего отца, и у неё своя дорога.
    - Но!..
    Вместо ответа Преподобная вновь качнула головой.
    - Забудь. Лучше займитесь с Роном более приятными хлопотами.

    [​IMG]

    Дождавшись, когда за влюблённой парой закроется дверь, Муилькор взглянул на сестру.
    - Почему ты так считаешь? - мрачно спросил он. – Ты же не хуже меня знаешь, что Аурминд само олицетворение душевного тепла и доброты. Если бы ты ей позволила, то...
    Он не договорил - властно вскинув руку, Преподобная прервала его.
    - Отвечу тебе вопросом на вопрос. А ты уверен, что подобное слепое вмешательство не приведёт к ещё более худшему финалу? Покажи мне доктора, который брался бы лечить насморк методом удаления аппендицита! Милисентия самая обычная девочка-подросток, она в десятке лучших воспитанниц первой ступени. Не по годам умна и самостоятельна, и лишь этим отличается от многих тысяч своих сверстниц. Но во всём прочем она такая же, как все, со своими заботами и радостями. В отличие от некоторых воспитанниц, даже не кичится тем, что она баронесса. Милисентия просто живёт своей жизнью и даже не подозревает, что несёт на себе печать зла.
    Выдержав паузу, Белагестель тронула Муилькора за руку.
    - Ну а теперь, братец, когда нам никто не мешает, рассказывай как на духу. Зачем я тебе понадобилась? Ведь не ради этой славной парочки ты сюда приехал.

    * * * * *​

    Итилгайл вошел в покои супруги, плотно прикрыв за собой дверь. Он уже знал, что кто-то из фрейлин успел известить Ингрид о его отъезде и, скорее всего, не получится спокойно проститься с женой.
    "Легче с тысячей новобранцев управиться, чем выслушивать укоры одной-единственной женщины", - подумал Итилгайл, оглядывая комнату.
    Уютно устроившись на канапе возле камина, Ингрид подчёркнуто небрежно перелистывала "Еженедельник".
    - Ну, и куда на этот раз? - холодно поинтересовалась она, даже не взглянув на мужа.
    - В Таврскую крепость. Выезжаем через час, - неохотно ответил Итилгайл. - Мне поручено сопроводить туда сотню новобранцев...
    - Ночные отъезды вошли у тебя в традицию! - едва сдерживая душивший её гнев, констатировала Ингрид .
    - Что я могу поделать? Это распоряжение твоего отца, а приказы императора не обсуждаются, - примирительно ответил Итилгайл и, с надеждой взглянув на жену, добавил: - На этот раз совсем ненадолго, всего через пару недель я вернусь.
    - Интересное оправдание! Ты приехал только третьего дня!
    - Государю сообщили, будто в западных порубежных землях разорили несколько ферм. Вроде как лакойцы. Он желает, чтоб я разобрался с этим.
    - С сотней новобранцев?
    - Брось свой сарказм. Ты прекрасно знаешь, что в крепости стоит армейский корпус.
    - Прелестно! Командующий армией гоняется за разбойниками! А лорд Лансер на что?
    - Он нужен тут. К тому же проверю, каковы мои воины в деле.

    [​IMG]

    Промолчав, Ингрид продолжила перелистывать "Еженедельник".
    - Ну не расстраивайся! - Итилгайл присел на край канапе и, взяв руку Ингрид в свои ладони, поднёс к губам. - Это совсем ненадолго, - произнёс он, нежно целуя её пальцы. - Тем более и Аурминд нынче при дворе, ты ведь сама говорила, что очень по ней соскучилась.
    - Она всего лишь подруга. Я живу не с ней, а с тобой. Мне надоели твои отлучки. Я уже устала быть одна. Понимаешь? - глядя куда-то в сторону, холодно ответила Ингрид.
    - Понимаю! Но и ты пойми меня. Так уж всё складывается. Твой отец возложил на меня задачу по формированию армии. А тут ещё эти лакойцы. Я и сам был бы рад проводить с тобой больше времени, но... - не найдя, что еще сказать, он замолчал.
    Поджав губы, Ингрид молча переворачивала страницы. Итилгайл вздохнул.
    - Милая, хватит дуться! Не хочу уезжать от тебя, когда ты в таком настроении...
    Испепеляющий взгляд жены заставил его умолкнуть.

    - Нет, ты не можешь меня понять! Я так надеялась, что мы спокойно заживём тут, в Тирине... - она не смогла совладать с эмоциями, её голос предательски дрогнул. Ни в чем не повинный "Еженедельник" полетел в камин.
    - Все только и говорят о шпионах да о войне! - со слезами в голосе выкрикнула она. - Мы живём как в военном лагере! Я неделями тебя не вижу! А когда ты наконец появляешься, то двери нашего дома практически не закрываются! Каждую минуту кто-то приходит, кто-то уходит. В приёмной толпятся вооружённые головорезы! Не дом, а казарма!
    Проводив взглядом журнал, Итилгайл слегка сжал руку супруги.
    - Успокойся, милая, успокойся, - но эта робкая попытка усмирить стихию была тщетной. Разразилась буря, и остановить её он был уже не в силах.
    - У нас нет семьи! Ты никогда не понимал меня! И даже не старался понять! А я ведь всего-то хочу от тебя понимания, и чтобы ты был рядом! Я хочу самого простого тихого семейного счастья! И ты даже не понимаешь, как я боюсь! Я ужасно боюсь! На отца уже покушались! Кто из нас станет следующим?! Я? Матери? Сёстры? Кто? А где тот, кто меня защитит? А тебя нет! Ты всегда в отъезде, всегда занят чем-то ну очень важным! Ты всегда где-то там! Ты со своими головорезами! Выходит, они для тебя дороже родной жены!

    Отпустив руку Ингрид, мужчина медленно поднялся. Ему стоило немалых усилий унять нахлынувшую волну гнева.
    До боли стиснув зубы, он прикрыл глаза и несколько раз глубоко вздохнул.
    - Те, кого ты называешь головорезами, солдаты империи. Солдаты твоего отца! – холодно чеканя каждое слово, произнёс Итилгайл. - Эти парни рискуют своими жизнями ради того, чтобы другие, и ты в том числе, жили спокойно. Эти, как ты говоришь, "головорезы" будут сражаться за тебя, а коли придётся, то и умирать за тебя! А моя задача - обучить и организовать их так, чтобы смертей было как можно меньше! Чтобы они били любую сволочь, что сунется к нам! Ты видела тех, с кем нам придётся сосуществовать в этом мире. И успела понять, насколько они опасны. Нам нужна не просто армия, а армия Империи! Самая мощная, самая обученная и самая дисциплинированная армия! Такая армия, какой ещё не было в этом Мире! Чтобы один наш солдат стоил сотни солдат Лиги! Только так мы сможем выжить сами и сохранить этот мир! И знай, прежде всего я это делаю ради нас с тобой, ради наших ещё нерожденных детей!
    Сделав паузу, он испытующе посмотрел на жену, но Ингрид молчала.

    - Надеюсь, к моему возвращению Ваше Сиятельство будет в ином расположении духа. Посему предпочту откланяться и не утруждать вас более своим присутствием, - холодно произнёс Итилгайл. Прищёлкнув каблуками и подчёркнуто церемонно поклонившись, он стремительно вышел из комнаты, хлопнув дверью.
    Ингрд вздрогнула. Она поняла, что явно перегнула палку. Первым её порывом было желание броситься вслед за мужем, но она вдруг ощутила чудовищное опустошение. Её сил хватило лишь на то, чтобы опуститься на канапе и уставиться отсутствующим взглядом на пылавший в камине огонь.
    - Прости меня! - в тихом отчаянии произнесла она, глядя блестящими от слёз глазами на пламя.
    Невыносимая тоска сжала её сердце.
    Всем своим существом Ингрид чувствовала, что повела себя ужасно глупо, а вспышка её гнева более походила на каприз взбалмошной, не блещущей умом девицы.
    Итилгайл не был конфликтным, и сейчас она сама спровоцировала его.
    Все последние месяцы она занималась лишь тем, что высказывала ему своё недовольство. А ведь он всего лишь исполняет обязанности, возложенные на него её собственным отцом.
    И ведь она заранее знала, что будет именно так.
    Тем не менее...
    - Дура! Дура! Дура! - в отчаянии выпалила Ингрид. - Эгоистка! Трусиха! Жалкое ничтожество! Дура!
    "Ты видела тех, с кем нам придётся сосуществовать в этом мире..." Ингрид передёрнуло. Ей вспомнился холодный взгляд рыбьих глаз Нарзеса, его отталкивающая внешность, его вкрадчивый, обволакивающий и чарующе красивый голос.
    Вспомнились лорды Лиги, которых она видела на пиру - заносчивые, уверенные в своей силе, с алчными, оценивающими взглядами, в которых нет-нет, да и угадывается животная ненависть.
    - Дура! - яростно прошептала Ингрид и тут же порывисто вскочила на ноги, ибо дверь открылась.

    "Он вернулся!"

    Но она ошиблась. В комнату вошла её младшая сестра Фрида.
    - Ну что, проводила мужа? - беззаботно поинтересовалась она, но осеклась, поняв, что расставание супругов было отнюдь не томным.
    - Проводила... - упавшим голосом ответила Ингрид, садясь на канапе.
    Фрида подсела рядом и приобняла сестру за плечи.
    - Да не раскисай так! Не на век же расстались. Уверена, что как только он вернётся, отец предоставит вам возможность побыть вместе.
    Ингрид грустно усмехнулась.
    - Отец? Отец отправил его разбираться с какими-то разбойниками. Дал ему на это две седьмицы, но боюсь, что это надолго.
    - Ну, так он не по девкам ведь бегает, он делом занят.
    - А я что, не в счёт? Жена я или наложница?
    - Удивляюсь я тебе! Только и знаешь что жаловаться: муж в отлучке, а я, вся такая распрекрасная, одна, - всплеснув руками, в сердцах выпалила Фрида. - Ты что, хочешь прицепить его к юбке и сделать из него подкаблучника? Думаешь, ему сейчас легко? Мало того, что отец взвалил на него огромную ответственность, так ему ещё приходится выслушивать твоё нытьё! Вот честное слово, другой давно бы плюнул на всё, да нашёл себе бабёнку повеселее да посговорчивее! Попомни моё слово, просрёшь мужика, ох, просрёшь! Он у тебя дядька видный, долго в холостяках не проходит, девки на него как пчёлы на мёд слетятся! Тут с этим просто. Видала, какие нынче особы при дворе объявились? Все как на подбор красавицы, глазки огнём горят, боевые, шустрые, что ртуть! А ты? Сидишь колодой в этих стенах, как затворница, неудивительно, что тебе в башку всякая чепуха лезет. Куда пропала наша непоседливая, сногсшибательная Ингрид? Да взбодрись ты, наконец!
    - Чего мне бодриться?
    - Ой! - Фрида поморщилась, досадливо взмахнув рукой. - Да хватит уже! Ты точно скоро мхом обрастёшь!
    Ингрид с укоризной взглянула на сестру.
    - Ну, знаешь! Замуж выйдешь, посмотрим, как тогда запоёшь!
    - А я за вояку не пойду! Найду себе какого-нибудь герцога... Нет! Не герцога - короля! А что, я ведь принцесса, дочь императора! Буду каждый день устраивать балы да приёмы. Нет-нет! Не балы! Я знаю, чем займусь! Я открою королевскую оперу! Надо же нести культуру в массы. Надую губки и скажу: "Милый мой супруг, возлюбленный мой королёк, а не хочешь ли ты сделать своей кисоньке-королевочке приятное? А вели построить мне королевскую оперу!" И озаботится мой королёк, зашустрит, и будет у меня своя опера, и меня станут называть Фрида, В Мир Красоту Несущая! Во как!

    Ингрид укоризненно качнула головой.

    - За воина не пойдёшь, а за короля согласна? Как раз короли и ведут войны. Уйдёт твой королёк на поле брани, и останешься ты одна со своей оперой.
    - Да и пусть себе всласть воюет! Мне-то не скучно, у меня целая опера!
    - Ты легкомысленная. Надоест тебе эта твоя опера.

    - Что тут поделаешь, сестрёнка? Вот такая я непостоянная уродилась. А кстати, насчёт оперы! Нынче при дворе говорят, будто местная дива устроила для отца ночной концерт с исполнением всякого там местного фольклора. И, говорят, произвела на него сильное впечатление. Сама не видела, но болтают, что она чудо как собой хороша, и едва ли не все мужики из знатного сословия по ней с ума сходят. Как там её? А, да! Леди Лиссилла из Олжана! Мамаши уже напряглись.

    - Проснулась! Они напряглись ещё во время его венчания на трон, когда ему с прочими дарами шесть десятков наложниц презентовали.
    - Ласок, - авторитетно поправила сестру Фрида. - Так он их всех скопом в Хольмский унивеситет отправил! Отказаться нельзя, отказ от дара - оскорбление дарителя, да ещё вроде как свою несостоятельность по женской части показать… А так все по закону, год пройдёт - и ласка имеет право либо уйти, либо остаться при своём господине. Видела их? Кровь с молоком, одна другой краше! Через год они уже свободные, такие в девках долго не засидятся.
    - Вот как! Ты уже и с местными законами на «ты»?

    - А как же! Знаешь что? Я уже передумала! Ну её к демонам, эту оперу. Появится вот такая леди Лисс из Олжана да уведёт моего королька, - усмехнулась Фрида. - Ну её, эту оперу! И за короля не пойду! Я открою собственный дом моды! А что? Сидония такого отродясь не видывала! Представь себе: огромное здание, вывеска "Императорский дом моды госпожи Фриды". Точно! Каждый сезон новые модели. Наряды для балов, для охоты, для свадеб! Каждый год новая коллекция! Как тебе? И кстати! Тебе гардеробчик обновить не мешало бы.
    - Божественно! Ладно, "модельер", уговорила, давай завтра сходим к портному, закажем себе новые платья.
    - Ну, хотя бы так, - пожала плечами Фрида. - А знаешь что? Давай-ка лучше устроим твоему муженьку сюрприз!
    - Какой ещё сюрприз?
    - Куда его наш сиятельный папашка отправил?
    - В Тарскую крепость.
    - Тарская крепость... - Фрида задумалась, припоминая, где это. - Это сколько лиг от Тирина?
    - Более сотни, кажется. Ну, так какой сюрприз?
    - А вот такой... - заговорщически подмигнув сестре, Фрида расплылась в улыбке. - Расстались вы, как понимаю, не очень-то мирно. Итилгайл со своими новобранцами не более часа назад выехал. Если соберёмся сейчас, то быстро их нагоним и поедем в эту крепость все вместе! Конечно, поступок с сумасшедшинкой, но уж поверь, ему будет приятно, что его жена наконец-то выбралась из дома, что она рядом.
    - Так ночь на дворе!
    - И что? Они только недавно выехали! Об заклад бьюсь, что конюхи ещё не спят.
    - Свихнулась?! Да тут стены с глазами! Отцу и матерям вмиг доложат, что мы куда-то собираемся на ночь глядя.
    Фрида с укором хмыкнула.
    - Дворец тайными ходами, как муравейник, пронизан. Да и ход в дом госпожи Анфрид тебе знаком. Пройдём туда, а оттуда в конюшни. Пока то да сё, нас уже и нет.
    - Вдвойне свихнулась! Забыла, что в доме Анфрид сейчас Колодаи живёт. Это так, на всякий случай.
    - Живёт, - согласилась Фрида. - Только она всю седьмицу тут, во дворце, обретается. Отец велел ей в Данахт отбыть, а уехать в свите королевы Амелии она не успела. Вот теперь и ждёт охранную грамоту от Боккажа. Через Трингобард дорога заказана, она ведь с Меленгордом крепко повздорила. Значит, путь один, через Андалан. А без охранной грамоты за личной подписью Боккажа ей никак не проехать. Там эти уроды из Шершней бушуют. Вот и ждёт. А это чмо бородатое до сих пор чего-то тянет.
    - Ты сумасшедшая авантюристка! - улыбнулась Ингрид.

    - Не возражаю, пусть так, но ведь должна же быть в нашей жизни и доля безумия. Ну, решайся! Пока не поздно, и мы быстро сможем их догнать, решайся!
    - А, ладно! - махнув рукой, согласилась Ингрид. - Безумие так безумие! Поехали!
    Стремительно принятое решение обернулось долгими сборами.

    Опасаясь будить служанок, Ингрид долго не могли найти свой охотничий костюм, тот самый, что муж подарил ей перед началом Большой охоты.
    Принцессы совсем уже было отчаялись, и Ингрид начала подумывать, что надо отказаться от затеянной авантюры, но костюм нашелся.
    Оказалось, что после чистки его повесили в другой шкаф.
    Ингрид быстро переоделась, и сёстры без каких либо проблем покинули дворец.

    Никем не замеченные, они добрались до конюшен, но там их поджидала ещё одна неприятность.
    Выяснилось, что Белки, верховой лошади Ингрид, почему-то нет в стойле.

    Растолкав сонного сторожа, принцессы с горем пополам выведали у него, что ещё вчера вечером Белку отвели в конюшни господина Ардосара.

    - Ваш-милсть! Дык она ж хромая, - растерянно моргая заспанными глазами, хрипло бормотал сторож. - Надысь неужто не заметили? Хромая кобылка ваша.

    Велев сторожу спать, Ингрид собственноручно оседлала Мельхиора, молодого норовистого жеребца светло-серебристой масти, которого на недавней ярмарке она выбрала себе по совету Колодаи.
    Конь и вправду был хорош, но Ингрид всё же несколько побаивалась ездить на нём - слишком уж вредным и своенравным оказался этот роскошный белогривый красавец.
    Вот и сейчас ей пришлось изрядно с ним повозиться.
    Показывая зубы, конь угрожающе храпел и неистово мотал головой, не позволяя надеть узду. Но всё же после долгих экзерсисов Ингрид смогла обуздать своенравного жеребца.
    Фрида терпеливо поджидала её, держа под уздцы свою осёдланную лошадь, а Ингрид только-только подтягивала подпругу.

    Когда девушки выводили лошадей из конюшен, Фрида кивнула в сторону пустой лавки, на которой до этого спал сторож.
    - Гляди-ка! Вовремя ты управилась. Похоже, этот поганец уже побежал докладывать о нас.
    Но на этом их злоключения наконец-то закончились, и уже через полчаса, кутаясь в невзрачного вида плащи, принцессы выехали из Тирина.

    * * * * * *​
     
    Последнее редактирование: 9 июн 2018
    #74
    Xomxona, VitaV, lionela и 5 другим нравится это.
  16. Otrava
    4730/5,

    Otrava Сэнсей Активист SimsMix 2018

    Огромное спасибо! Снова окунуться в мир Сидонии, это как перейти в другую реальность! Ужасно рада, что ты продолжаешь писать! :jump::kruto:
    Кстати, не смотрел фильм "Месть от кутюр"? Что-то вспомнилось сейчас, когда в главе речь пошла о моде. :D Если не смотрел, советую, очень классный и серьёзный фильм.
     
    #75
    pike и loveless нравится это.
  17. loveless
    1560/5,

    loveless Тюлень с пипидастрами! Активист SimsMix 2018

    Собиралась сказать примерно то же самое :tender:(handshake) Присоединяюсь к каждому слову)
    Спасибо большое! Глава чудесная - читается на одном дыхании, сюжет увлекает, диалоги живые и остроумные... В общем, как и всегда) Мы год ждали... но вот дождались же! :champagne_skype::cake_skype: :]
    Если отмечать, что мне понравилось - буквы закончатся, понравилось абсолютно всё! Описания мародерств и зверств армии Кухулина заставили сопереживать не только людям, но и даже древним реликвиям! Сидела и радовалась, что их удалось вывезти и спасти... Вместе с Аурминд распереживалась из-за ее предчувствий насчет Милисентии, поумилялась чувствам ее и Рональда, а от сцены прощания Ингрид с Итилгайлом повеяло чем-то таким грустным и горьким - бывало, сама недовольная, наговорю разного - а потом жалею... Но очень понравилось, как они поболтали с Фридой, да и сама Фрида вызывает исключительно симпатию - такая веселая и легкая девушка, не соскучишься с ней! Только вот их затея со встречей в крепости вызывает тревогу... сдается мне, не просто так в начале пути их поджидали мелкие и досадкные неожиданности... :sadsmile_skype: Поэтому буду усиленно ждать продолжения! Надеюсь, вдохновение тебя не оставит, и получится писать легко и в удовольствие - мне кажется, именно так и была написана эта глава. Я вижу, что это огромный труд - но труд же бывает в удовольствие :wink_skype: Надеюсь, ты получаешь от Сидонии не меньше кайфа, чем мы, когда читаем...
    И еще раз - огромное спасибо! Лучи любви, добра и вдохновения! :rose:
     
    #76
    pike нравится это.
  18. pike
    2450/5,

    pike Сэнсей Активист SimsMix 2019

    loveless, Otrava, Слова ваши бальзам на раны, ибо глава писалась отнюдь не на одном дыхании, как это было раньше.
    Не стану загадывать наперёд, но эта глава для меня оказалась самой тяжелой.
    И это притом что на 60-70% она состоит из уже давно написанного текста, взятого из старых глав, той Сидонии что была люто казнена на ЭКСМО.
    Да и вообще работа над этой главой была очень тяжелой. Перебирал несколько вариантов. Накатал целую главу, потом забраковал её и начал писать сызнова. Потом вернулся к первоначальному варианту.
    Потом решил всё изменить и начал ещё один.
    А в итоге создал третий или даже четвёртый её варнт.
    Ведь есть уже хронология событий, есть общий план, и этого как раз нужно придерживаться.
    Тут и куски из самой-самой первой версии романа, и из ужасной второй.
    И проблема в том что в этой главе не происходит никаких активных действий, она вся состоит из разговоров.
    Причём разных персонажей, а для меня самое трудное, почти нереально трудное, это сделать именно так чтобы читающий по построению реплик понимал что говорят разные персонажи.
    У каждого своя манера разговора, построения фраз.
    На ЭКСМО как и получил по холке за то что у меня все говорят почти одинаково.
    Ну там за многое получал. :lol:.
    Но надеюсь что тот разнос пошел только на пользу.

    И ещё раз спасибо за ваши добрые слова. :bouquet:
    Опять-же, не стану загадывать, но надеюсь что дальше дело пойдёт побыстрее.
     
    #77
    Otrava и loveless нравится это.
  19. pike
    2450/5,

    pike Сэнсей Активист SimsMix 2019

    Медленно. Очень медленно, но работа идёт.
    Сидония не заброшена.

    Фрагмент из ближайшей главы.

    Спой мне песню прощальную, банши,
    Разбуди своим воем окрестности.
    Пусть поблекнут цветные гуаши
    Мира, что канет в безвестности.

    Повторяй на устах имя моё,
    Причитай и хлопай в ладоши.
    Мы отныне дорогой той вместе пойдём,
    Загребая ногами порошу.

    И сегодня как никогда
    Тебе к лицу твой саван поношенный.
    И пускай освещает звезда
    Мир, вдруг ставший размером с горошину.​

    - Как ва-ваше ве-еличество успели заметить, ни-нижняя погрузочная площадка нах-х-одиться прямо над д-доком в который за-водится разгружаемое с-с-судно. - Старший смотритель заикается от волнения. Маленький, всклокоченный мужчина, с красными от недосыпа глазами. - Так-к-ким образом грузы с корабля нап-п-прямую подаются на эту площадку...

    Ему есть с чего волноваться.
    Шутка-ли? Когда тебя будят посреди ночи и сообщают о том что его Величество император Сидонии неожиданно (будь он неладен!) изволил посетить Тиринский Подъёмник. Так ещё и в сопровождении своих первых советников и знатных вельмож.

    Заложив руки за спину, время от времени понимающе покачивая головой, Муилькор с интересом слушает сбивчивые пояснения несчастного старшины.
    " - Нарядился-то как! Во всё чёрное, и вправду Ворон.От такого добра не жди "
    - Тиринс-с-ский По-поодъёмник са-самое большое строен-н-ние во всём По-поднебесном Мире ... - Отгоняя от себя дурные мысли продолжает смотритель, пробегая беспомощным взглядом по группе пышно разодетых придворных.
    Меха, бархатные береты, расшитые золотом кафтаны, отороченные куньим мехом шапки... Взгляды, такие разные, в одних ничем не прикрытое злорадство либо насмешка, в других полнейшее равнодушные, но кто-то смотрит с явным сочувствием, а кто-то стыдливо отводит глаза.
    И только старинный друг, Мантис, начальник Тиринского порта глядит на него ободряюще, а на лице буквально читается " - Робин, ради Проматери, умоляю успокойся! ".

    Государю же плевать на все эти эмоции, он будто их и вовсе не замечает.
    - Значит по этому уклону грузы поднимаются к хранилищу? - поинтересовался он рассматривая густо смазанные потемневшим жиром железные жалоба и проложеные в них мощные цепи.

    - Та-та-тааак .... - окончательно смутившись начал было смотритель.
    Его выручил начальник порта.

    - Именно так мой государь. - Оттеснив готового упасть в обморок смотрителя произнёс он. - Но грузы поступают не только в склады под цитаделью. Нижний Тирин спускается к Парне уступами, на каждом таком уступе имеется своя разгрузочная площадка.

    - Для приёма грузов распределяемых по кварталтьным складам? - Догадался император.

    - Да мой государь.

    Чья-то сильная рука ухватив смотрителя за пояс оттаскивает его назад. Мужчина потерянно оглядывается " - Дион?!"
    - Что мычишь как телок на бойне?! - Тихо, одними губами шепчет начальник охраны.

    Гр-р-рум - Пол под ногами присутствующих содрогнулся от тяжелого удара
    .
    - Дык, ещё бы! Посреди ночи подняли... Что за мода нонче пошла? - Наскоро пригладив всклокоченные волосы буркнул смотритель.
    Дион искоса взглянул на него. - Привыкай. Он такой.
    Сморгнув заспанными глазами смотритель лишь вздохнул.
    - Случилось что-то. - Всё так-же шепотом пояснил Дион. - Гонец был. Вот он и вскинулся

    Гру-ммм - Натянувшиеся цепи задрожали от чудовищной гагрузки. Где-то внизу послышалось громкое шипение, на присутствовавших накатила волна тёплого, сырого воздуха.

    - Пар! Подъёмник запущен. Платформы пошли. - Стараясь перекрыть громкое шипение, пояснил стоявший подле императора советник Ангрим.
    Муилькор нахмурился. - Разгрузка происходит и ночами? -

    - Да Государь! К чести начальника порта, работа поставлена так что прибывшие кайраны немедленно стают под разгрузку.

    Услышав столь лесный отзыв из уст Верховного советника, начальник порта залился румянцем.

    - Доброе слово и кошке приятно. - усмехнулся Муилькор и уже серьёзным тоном продолжил задавать вопросы. - А как происходит погрузка?

    - Либо из порта, со складов коих там в изобилии, а ежели из складов что под цитаделью то по опять-же подъёмнику. Над нами второй ярус, там и спуск в порт. - Воодушевлённых похвалой ответил чиновник.
    Император с интересом взглянул на мощную кладку сводчатого потолка.
    - А как-же те кто живёт в кварталах примыкающих к Подъёмнику? Не думаю что они в восторге от подобного шума.

    - С-стены очень т-о-о-лстые Государь. За ними едва слышно. Бывает, трясёт. Да жилых домов тут нет, токмо склады, да мастерские. - Отважился подать голос смотритель.
    Мельком взглянув в его сторону Государь удовлетворённо кивнул.

    Тяжко громыхая железом, мимо императора и его свиты медленно проползли вверх загруженные платформы.

    Слегка присев Муилькор заглянул под их основание. - Стальные двутавровые балки, вот это да? - изумлённо пробормотал он выпрямляясь.
    - Простите государь? - осторожно переспросил Ангрим.
    - Балки! От куда они?
    - Из Абдара , мой государь.
    - А это что-то означает? - Поинтересовался Муилькор заметив прицепленную к первой платформе красную тряпицу.

    - Красный цвет. Значит этот груз отправляется в склады под цитаделью.- Ответил наконец-то пришедший в себя смотритель.

    Муилькор ещё раз окинул взглядом сводчатые потолки и монументальные стены Подъёмника. - Это старинное сооружение?

    - Нет государь. Строилось акурат при покойном Бёрлинге Лансере, добрая ему память. - Пспешно пояснил смотритель.
    - Это отец Рональда Лансера. - в пол голоса уточнил Ангрим.
     
    #78
    Xomxona, VitaV, СветLana и 3 другим нравится это.
  20. pike
    2450/5,

    pike Сэнсей Активист SimsMix 2019

    Вот теперь инфа для тех кто всё-же читает Сидонию.
    Выходит так что буду выкладывать сразу две главы "Привратница" и "Если пойду я долиною смертной тени…"
    Но увы. Текст будет без иллюстраций. Я конечно постараюсь подобрать что-то, но дело в том что тексты новые. И по ним я ничего не снимал.
    Да и снимать не шибко получится, потому как некоторых действующих лиц, у меня просто нет в самой игре.
    А пока, обождите немного.
    Тут у меня небольшой такой карамболь образовался, ибо текст главы "Если пойду я долиною смертной тени…" у меня давно имеется, и с ним предстоит минимум работы. Разве что немного сократить и подправить.
    Потому как из неё взял часть текста для последней выложенной тут главы. А глава "Привратница" которая предшествует "... смертной тени... " Готова лишь на половину.
     
    #79
    Otrava, VitaV, СветLana и ещё 1-му нравится это.
  21. Alanna2202
    14166/5,

    Alanna2202 Модератор Суперхомяк Архитектор-миниатюрист

    Я вообще не представляю, как ты все успеваешь: и писать, и снимать.
     
    #80
    pike нравится это.

Поделиться этой страницей